Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

Почти новогодняя сказка или ирония судьбы

Да, я боюсь влюбиться. (Хотя, кажется, уже поздно). Подозреваю, что я не одинока в этой фобии. Кто ж на этом не обжигался? Но сколько бы я не обжигалась, меня все равно тянет снова и снова вляпаться в это чувство. Потому что отношения без них кажутся мне пресными, искусственными и какими-то ненастоящими, что ли. Как те самые поддельные елочные игрушки – все то же самое, но нет ощущения праздника.

А опыт таких вот «трезвых» отношений у меня тоже имеется, и даже поболе, чем опыт «крышесносных» влюбленностей. Ибо оба мои замужества к этим самым влюбленностям никакого отношения не имели.

Так что, раз уж на то пошло, вспомню-ка я дела давно минувших лет и свой первый брак.
Итак, почти новогодняя история:

Нет, в свои семнадцать лет я отнюдь не была прожженной стервой и расчетливой сукой. Наоборот, я была вполне себе романтичная девушка. А уж от материального, так точно была далека, как от туманности Андромеды. И хотелось мне, конечно же, большой чистой любви, вечного кайфа, много рок-н-ролла и вина. В общем, мысли были юные, глупые, как и у многих семнадцатилетних барышень начала девяностых. Но, повторюсь, разбогатеть не входило в топ-5 моих приоритетов. Я, как дАртаньян, планировала это сделать, но не срочно.

С романтикой у меня не сильно задалось. К тому времени из головы уже начисто стерся образ моей первой платонической любви, некий мальчик из другого города, который и не подозревал, что почти год я увлажняла девичьими слезами его фото и писала пошленькие стихи, пытаясь подражать Ахматовой. Ахматова из меня не вышла, это я сама прекрасно понимала уже тогда, но с упорством, достойным осла, продолжала записывать в дневник душещипательные вирши с оригинальнейшими рифмами «кровь-любовь-вновь-не прекословь». Естественно, через какое-то время мне это надоело, да и возраст уже позволял перейти из теоретической области к практической части.

Я уже писала про нашу компанию, точнее, про компанию старшего брата моей подруги, в которую нас допустили, когда нам было по 16-17 лет. Мы, сопливые старшеклассницы, оказались в окружении молодых людей старше 20 лет, что, конечно же, нам очень нравилось. Постоянных членов этой тусовки было четверо – сам старший брат нашей с Зиминой подруги, Шурик, белокурый красавец-предприниматель; Макс – мой нынешний мужчина, а тогда просто веселый чувак из серии «бабник-пиздобол»; Иосиф – умница и приятнейший собеседник, который до сих пор является моим близким другом (о нем я как-нибудь напишу) и еще один Макс, лучший друг Иосифа, очкарик-программист, заканчивающий Бауманку, который впоследствии и стал моим первым мужем.

Шурик имел постоянную девушку – взрослую красавицу, которой я втайне немного завидовала, Макс-пиздобол не рассматривался нами как вариант именно в силу своего явного пиздобольства, тогда даже нам, неопытным одиннадцатиклассницам было очевидно, что у него на уме только секс. Оставались Иосиф и Макс-программист. Иосиф, впрочем, определился быстро, и у них с нашей подругой Танькой (сестрой Шурика) завязался бурный и очень красивый роман, которому я тоже немного завидовала. А Макс-программист с этой точки зрения не рассматривался ни мной ни Зиминой, поскольку имел очень непривлекательную внешность (худой, сутулый очкарик) и еще менее привлекательную привычку – допиваться до полной отключки. Я грезила о прекрасном принце (какой уж тут вечно вырубающийся за столом очкарик), а Зимина, полностью чуждая романтизму, грезила о перспективном чуваке (Макс же подрабатывал в КБ инженеришкой), что в 91-м году было МЕГА непрестижно и котировалось даже хуже, чем дворник.

В компании, впрочем, постоянно появлялись новые персонажи, которые не давали нам с Зиминой скучать и отчаиваться. Обрести долгожданное счастье нам с Зиминой свезло во время празднования нового 1992 года.

Этот новый год вообще стал знаковым событием в моей жизни. Но, по порядку…

Мы с Зиминой разработали целую схему, сделавшую бы честь большевицким подпольщикам-конспираторам времен царской России. Родителям Зиминой мы прогнали версию, что едем на дачу к Тане (они не очень общались с Танькиными предками), где естественно будут Танькины мама с папой. Впрочем, Танькины мама с папой действительно пребывали на Танькиной даче, вот только мы туда с Зиминой не собирались. Я же этой схемой воспользоваться не могла, так как моя мама мало того, что была хорошо знакома с Танькиными родителями, так еще их сильно недолюбливала (как и саму Таньку), поэтому для нее мы придумали, что едем на дачу к Зиминой с ее родителями, которые уже находятся там и ждут только нас. Схема, безусловно, хромала, но нас спасал тот факт, что о мобильных телефонах тогда еще и слыхом не слыхивали (даже не представляю, как теперь отмазываются современные подростки), а потому легенда должна была продержаться ровно до того момента, когда мы с Зиминой двинем в путь. Далее связь с нами прервется, и в самом худшем случае, огребать мы будем задним числом. То есть, главное удрать, а там, будь что будет.

А ехать мы собирались на дачу Иосифа, которая зимой пустовала. Танька, на правах его девушки, уже бывала в этом знаковом месте, и потом с придыханием рассказывала, как они там гуляли в дивном осеннем лесу и целовались у заброшенного колодца. Рассказчицей Танька была так себе, никаких других подробностей о даче, кроме этого лесного променада, я от нее так и не добилась, хотя выпытывала долго, уж больно мне хотелось узнать побольше об этом легендарном месте. Дача Иосифа пустовала в осенне-зимний период, Шурик и его друзья активно этим пользовались, а вот мы с Зиминой до нового года так и не сподобились приобщиться к этому празднику жизни. Но Таня, увлеченная своим романом века, ни о чем другом, кроме как об осенних листьях и заброшенных колодцах говорить не могла. В конце концов, у меня сложилось впечатление, что Таня с Иосифом вообще не заходили в дом, а тупо все два дня шлялись по лесу вокруг заброшенного колодца и все время целовались. Романтично, конечно, но уж больно отдает идиотизмом.

От Нового года ждалось чуда. Деда Мороза ждать уже было не по возрасту, а вот принца – самое то. И если уж сказке суждено воплотиться, то почему не в новый год? Как раз в Новый год, более подходящего времени и придумать нельзя.

На даче, помимо постоянных членов компании, оказались еще несколько взрослых девиц (уже сейчас и не упомню, откуда они взялись) и двое новых парней. Понятно, что мы с Зиминой тут же положили на них глаз и даже, во избежание конфликтов, тайком их поделили (мы с Зиминой всегда дорожили нашей дружбой). Зимина выбрала мальчика Диму, а мне достался мальчик Леша. Оба парня были приятной наружности, так что мне, если честно было все равно. Но я, в отличие от самоуверенной Зиминой, вовсе не была так уверена в успехе – конкуренция была слишком высока, а одна из пришлых девиц и вовсе, на мой взгляд, была редкой красоткой.

Впрочем, на даче и без принцев было весело. Сам факт того, что новый год мы встречаем не в семейном кругу за благопристойным оливье и под «Иронию судьбы», бодрил меня необычайно. Вместо президентской речи за столом нам было предложено встретить бой курантов в лесу (куранты били по радиоприемнику), распивая шампусик из пластиковых стаканов. Лес был красивый, снежный и сказочный. А кроме шампусика было предложено много других напитков, водка была самым приличным вариантом (альтернатива – разведенный спирт и самогон), что поспособствовало веселью.

Короче, валяемся мы с Зиминой в сугробе. Какого пня мы туда завалились, я уже и не помню, но помню, что нас этот факт радовал, так как ржали мы безостановочно. И вот в такой вот не сильно, прямо скажем, романтичной обстановке и состоялось явление моего принца. Некий парень (идентифицировать мне его удалось не сразу) галантно предложил мне руку, извлек из обжитого сугроба и поволок с неизвестными намерениями в сторону леса. Водки было принято на грудь прилично, поэтому ничего странного или опасного в этом своеобразном похищении я не увидела. Тем более, что сказки хотелось отчаянно. И чем тут не сказка? Мохнатые белые деревья, черное звездное небо и незнакомец, ведущий меня за руку навстречу моей судьбе. Впрочем, загадка вскоре разрешилась, принцем моим оказался тот самый Леша, который выпал мне по предварительной договоренности с Зиминой. Осознав этот факт, я окончательно уверовала в то, что сие есть моя судьба и расслабилась.

Все было в лучших традициях любовных романов. Мы несколько часов шлялись по зимнему лесу, ели мандарины и целовались. Аналогии с Таниным бесконечным променадом по осеннему лесу с поцелуями прослеживались, но в том состоянии мне о них не думалось. Да и колодца нам по пути не попалось. Все остальное – ощущение сказки и бешеного счастья в новогодних декорациях, окончательно вышибло мои мозги, и без того травмированные количеством спиртного, совсем уж неприличного для юной девы.

Ближе к утру ощущение стало рассеиваться. Во-первых, алкоголь выветрился на морозе, во-вторых, сам мороз и усталость дали о себе знать, а потому мы, прервав наше романтичное рандеву, вернулись на дачу. Там нас не ждали. В том смысле, что остальные давно уже улеглись спать, захватив самые удобные кровати и диваны. Не то чтобы мы желали интима. Я-то так точно не желала. Но вот тупо спать хотелось. Из свободных поверхностей осталась одна кушетка, на которой и одному-то было тесновато. Мы бесцеремонно нашли среди дрыхнущих тел хозяина дома и потребовали белье, одеял и прочих предметов роскоши. Иоська долго ругался, но потом все-таки извлек нечто, напоминающее плед и подушку, и даже некую тряпку, которую не без гордости окрестил «простыней», после чего рухнул в свою кровать и захрапел. Леша отлучился в туалет, а я попыталась соорудить из предложенных предметов ложе (не любви, ибо мозги хоть и двинулись, но не настолько, чтобы захотеть поиметь секс с принцем в комнате, в которой кроме нас храпят еще полдюжины человек (отапливалось только две комнаты на первом этаже).

И вот тут-то судьба ко мне и явилась. Правда от алкогольных излишеств и чрезмерной усталости я эту судьбу не опознала, и то, что это была именно она, заподозрила только полгода спустя.

Для молодых лирическое отступление. У Иосифа была дача в понимании советского нищеброда – домишка с печкой, туалет типа сортир во дворе с неизменным сердечком на двери, отжившая свое старая мебель, свезенная ото всех родственников, которые своей фазендой не обзавелись. Печка топилась дровами, обогреть она могла только первый этаж – две комнаты и веранда. Но, поскольку веранда имела огромные плохо загерметизированные окна, то к утру температура совместимая с жизнью оставалась только в комнатах. Мой будущий первый муж, уже тогда славившийся тем, что первым доходил до кондиции, завалился спать на веранде, то есть там, где его застала алкогольная кома. Его укрыли каким-то пледом и благополучно оставили там.

То ли время алкогольной комы прошло, то ли мы с Лешей и Иосифом, бродившие по дому в поисках белья и спального места потревожили чуткий сон Макса, но тело внезапно ожило, выползло из-под пледа, сообщило в никуда что-то вроде: «блин, холодно», после чего прямой наводкой устремилось в комнату и с точным попаданием плюхнулось на только что постеленную мною простынку на единственной свободной кровати.

Удивляться, возмущаться и выпихивать чужое тело с кровати мне не хотелось. Я тупо стояла, переваривая ситуацию. Спать на холодной веранде не хотелось. Но бодрствовать хотелось еще меньше, молодой организм, еще не привыкший к таким возлияниям, требовал немедленного отдыха. Вернувшийся Леша тоже не пришел в восторг от такой ситуации. На его попытки освободить койко-место тело моего будущего мужа не реагировало и отбрыкивалось непечатными выражениями. Вечер переставал быть томным и романтичным.

- Леш, ты как хочешь, а я спать, - сообщила я и улеглась валетом на оставшееся место.

- А я? – тупо спросил Леша.

- Не знаю, я хочу спать.

Леша помялся с минуту, а потом втиснул себя рядом со мной, изрядно утрамбовав остальных участников процесса.

Вот так и прошла моя новогодняя романтическая ночь. С Лешей потом мы повстречались несколько месяцев и расстались к обоюдному удовольствию. Не срослось.

Но если бы мне кто-то в ту новогоднюю ночь сказал, что ко второму моему соседу по койке я спустя восемь месяцев перееду, а чуть больше чем через год выйду за него замуж, я бы изрядно удивилась.

Tags: веселые 90-е, ностальгия, о жизни, о личном, приключения
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments