Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

Очень личное, очень долгое и совсем не смешное

Короче, надо, в конце концов, собраться и перестать цеплять на себя розовые очки. А то создала здесь этакую сказку, романтичную, как голливудскую комедию и слащавую, как пастила. А меж тем все не так просто. Впрочем, как говорит Зимина, просто у меня ничего не бывает, а если вдруг бывает, то я мгновенно найду способ эту ненужную мне простоту усложнить до уровня тригонометрической задачи технического вуза.

А то читаю свои посты и сама себе завидую. Море романтики, секса, новых эмоций. Бабочки в животе, сломанные кровати и прочие атрибуты женского счастья. Очень не хочется разрушать эту иллюзию, но здесь я хочу быть честной перед всеми, кто меня читает, но больше всего перед самой собой. Да и Зимина мой журнал почитывает, так что ее-то уж точно этой розовой лабудой с толку не сбить (привет, Зимина!).
           Дальше будет много букв и страданий. Осторожно!


Итак, ложка дерьма в этой бочке меда.

Дерьмо на этот раз не было неожиданностью, как обычно бывает в большинстве случаев. Оно было заявлено изначально и шло в комплекте со всем остальным.

Сначала я не очень-то обратила на эту ложку внимания, ибо содержимым бочки не интересовалась. Когда же дело дошло до секса отношений, я была уверена, что ничего серьезного из этого цирка не выйдет, так, дурью помаемся, повстречаемся разок-другой, да и разойдемся. Уж больно фантастически нереальным казалось мне все это. Бред какой-то: я и Макс. Старый знакомый, которого я и в лучшие его годы в качестве кавалера не рассматривала. Да еще и автослесарь, что для меня, девушки с двумя высшими образованиями, дочери профессора философии, всегда было неодолимым препятствием. Вот и подумалось мне, что мне это дерьмо. Ложка всего-то, в целой бочке меда. А я всю бочку жрать и не собираюсь, так отъем немного с краев, и никакого дерьма и не почувствую. Ага. Как же.

Сначала немного о Максе. Краткая, так сказать, биография, для облегчения понимания персонажа. Макс всегда в моей классификации был этаким почти эталонным бабником-пиздоболом. Знаете, есть такие далеко не красивые парни, но с прекрасно подвешенным языком, потрясающим чувством юмора и бешеным обаянием. И я, в общем-то, чувствовала некоторую слабость к такому типу мужчин. Но Макс в те годы прошел мимо меня – слишком уж откровенно позиционировал он себя, да и в той компании у меня и так были слишком сложные отношения с мужем, Лешей, а позже в эту сложную конструкцию вписался еще и Иоська, так что не до Макса мне было.

К моменту нашего знакомства Макс уже окончил кулинарный техникум и отслужил в армии (напомню, мой будущий муж как раз заканчивал Бауманку, а меня тянуло именно к умным и образованным людям). То, что в армии Макс служил в ВДВ тогда меня не слишком вдохновляло, а вот отсутствие высшего образования – для меня было фактически приговором. Впрочем, высшее образование Макс все-таки получил, окончив на пару с Иоськой, заочно какой-то сомнительный институт заочно (в девяностые такого добра хватало). Потом Макс женился. Я неплохо знала его жену, она училась в моей школе, на класс старше меня, дружила с моей соседкой. Лилька (так ее звали) мне даже нравилась. Впрочем, близко я тогда с ними уже не общалась. Потом я развелась с первым мужем, и на пятнадцать лет Макс с Лилькой выпали из моего поля зрения. Так, доходили слухи, что вроде бы они развелись, честно говоря, меня не сильно занимала эта тема.

После развода с Лилькой Макс некоторое время жил на Чукотке, потом вернулся в Москву и познакомился с девушкой по имени Эвелина (или Эльвира, короче, я не запомнила, но что-то в этом роде).

Короч, эту Эвелину-Эльвиру на самой первой нашей попойке с Зиминой (еще дружеской) Макс заочно отрекомендовал как свою жену. Потом уже выяснилось, что они не расписаны. У них есть двое совместных детей (мальчик, и, сука, мальчик). И она живет в Краснодаре (точнее, в каком-то поселке неподалеку). Макс живет в Москве. Ездит к ним пару раз в год. Переезжать туда не собирается (там нет работы для него). Она не собирается переезжать в Москву (там у нее свой дом, а в Москве дорого снимать квартиру, а у нее трое детей – старший от первого брака). В Москве Макс живет с мамой и сестрой. Собственно, вот она ложка дерьма. Та-дам!

Теперь, подробнее.

Поначалу наличие некой бабы в Краснодаре меня мало трогало. Опять же, я не думала, что наш легкий дружеский секс начнет что-то для меня значить. Когда же стало понятно, что мы занимаемся чем угодно, но это ни фига не дружба, я предпочла закрыть глаза на эту пикантную подробность и думать, что он ездит к сыновьям. Что, лично для меня скорее плюс, так как картина «брошенных отцом крошек» вряд ли добавит привлекательности этому отцу.

Надо сказать, что я никогда не заводила с Максом разборки на тему «кто что для кого значит», выяснение отношений – не мой конек. Точнее, нет – это мой конек, в том смысле, что выясняя отношения я легко могу вынести мозг собеседнику до состояния «и живые позавидуют мертвым», поэтому к тяжелой артиллерии я стараюсь не прибегать, чтобы не пришлось утилизировать трупы. Все наши разговоры на эту тему инициировал Макс. Я же отмахивалась коронной фразой: «Макс, нам же хорошо вместе, меня все устраивает. Это прекрасно и мило. Не усложняй!».

Зачем нужны лучшие подруги? Зимина вот абсолютно уверена, что основная функция лучшей подруги – это рубить правду-матку. По поводу и без. Ибо, кто ж еще тебе эту правду скажет. По большому счету я с ней согласна. Особенно, когда рублю правду-матку я. Нет, от нее правду-матку я тоже согласная принимать, но с условием. Правда-матка должна вылезать наружу в задушевной беседе тет-а-тет. А вовсе не на дружеской попойке встрече с лучшей подругой и ее мужчиной.

Как вы догадались, Зимина об этих нюансах сильно не задумывалась. И вылезла со своими откровениями пару недель назад. Началось все с того, что очередная поездка в Краснодар у Макса состоится на Новый год. Если я, вываливая свою правду, действую аккуратно, подготовленно и (смею надеяться) крайне тактично, то Зимина напоминает рвущийся в атаку танк. Особое рвение Зиминой объяснялось еще и тем, что данная тема для нее болезненна (четыре года постоянного вранья и обещаний развестись от ее нынешнего мужчины взбодрят кого угодно).

- А вот ты, Макс, едешь в Краснодар. А спать-то ты со своей как бы женой собираешься? – пальнул танк прямо в лоб.

Уж не знаю, отнести это к достоинствам Макса или ну его на хрен такие достоинства, но Макс был предельно честен.

- Да.

Я с трудом сохранила лицо и молчание. Да, я предполагала, что меня этот факт заденет, но что настолько…

Танк меж тем развернул орудие и попер на Макса, дабы гусеницами и весом довершить расправу над противником.

- И ты думаешь, ей это приятно слышать?

- А не пойти ли тебе, Зимина, к чертовой матери со своими разборками? – влезла я, понимая, что сейчас разговаривать на такие темы я не готова от слова «совсем».

Но Зимина свой танк разворачивать упорно не желала. Нам было озвучено, что ее святая обязанность «резать правду прямо сейчас, не дожидаясь перитонита», «все мужики, включая Макса, – козлы», «все бабы, включая меня, - дуры».

С каменным лицом, дождавшись, пока Зимина растратит свои боеприпасы, я, стараясь не вышвырнуть ее пинком под зад быть предельно корректной и вежливой, попросила ее пойти проспаться, что Зимина и сделала, с явным чувством хорошо выполненного долга.

Макс был серьезен.

- Меня ты тоже выгонишь? – немного напряженно осведомился он.

- Сиди пока, - буркнула я, нервно пытаясь придумать, как теперь себя вести.

- Понимаешь, я хочу тебе объяснить, - начал он.

Чего-чего, а никаких объяснений мне слушать не хотелось.

- Мы закрыли эту тему, - твердо заявила я. – Я не хочу разговаривать об этом. И вообще, пошли уже в постель.

Секс был великолепен.

В последующие дни я пыталась осмыслить все произошедшее и выработать хоть какую-то стратегию. Меньше всего мне хотелось доводить это до абсурда с последующими кровавыми разборками и трагическими расставаниями. Как это обычно у меня происходило. С самого начала нашей истории мне хотелось, чтобы между нами было все легко и приятно. Я не хочу замуж, не хочу жить вместе. Меня действительно устраивает тот формат, который есть. Мы проводим вместе все выходные, у нас великолепное общение, еще более великолепный секс. Он внимателен, заботится обо мне, починил в моем доме все, что можно и явно получает удовольствие от того, что много делает для меня. Он устраивает мне романтические сюрпризы, на наших свиданиях всегда есть шампанское, свечи и мои любимые пирожные, а запас моего нижнего эротичного белья за время наших встреч вырос многократно. Ну, будет он пару раз в год ездить в Краснодар на недельку, общаться с детьми и, как вариант, спать с их матерью. Мы ничего друг другу не обещали, не было признаний в любви, предложений о замужестве и прочих обязательств. Я сама всего этого не хотела. Сначала. А сейчас?

Дело в том, что я очень ревнива. Непонятно, с чего это во мне присутствует такая опция, вроде бы мне никогда не изменяли (или я об этом даже не догадывалась). Да, у меня были романы с женатыми мужчинами, которые, кстати, печально заканчивались именно по причине присутствия жены в его жизни, но в тех отношениях (да, я была молода и наивна) мне был прогнан обычный сценарий «мы с женой чужие люди и давно не спим вместе». Да, да, я тогда не знала, что «чужие люди» прекрасно могут заниматься сексом, а когда это счастье на меня свалилось, то порвала с ним я мгновенно, не успел он сказать «мама». Но он мне врал, а Макс, сволочь, не врет. Тут, кстати, как раз ситуация, лучше бы врал. Хотя, если бы это снова всплыло…

Макс пришел в субботу, как всегда, с пакетом красивого белья и шампанским. Я встретила его как обычно, так и не додумавшись ни до чего путного в смысле стратегии. Но Макс явно нервничал и пытался завести разговор на эту тему. Я нервничала не меньше, но упорно эту тему пресекала, как мантру твердя: «Меня все устраивает, у нас все прекрасно». Макс наговорил мне кучу всякого приятного, и о том, что я ему безумно нравлюсь, и что он меня безумно хочет, и все время обо мне думает, и постоянно скучает и о том, что все так прекрасно. И вообще, что это мы только по выходным встречаемся? Тут меня понесло на тему, что совместные выходные – это самый крутой формат, и если будет чаще, то все это быстро перерастет в рутину. И вообще, мы же друзья и у нас дружеский секс.

- Никакой это же не дружеский секс, - возразил Макс.

- Да? А что это?

- Не знаю. Но что-то другое. Я так к тебе отношусь… только не подумай, что это признание в любви.

- И в мыслях не было.

Действительно, зачем портить наши высокие отношения какой-то любовью, как метко заметила Зимина позже.

Да, и я не писатель и плохо передаю эмоции. Разговор шел не в мелодраматичном ключе, а игриво-шутливой манере. Вообще, с Максом не всегда поймешь, где он шутит, а где серьезен. Подозреваю, что такая же фигня и со мной.

- А что мы вообще делаем? – уточнила я.

- Как что? Выясняем отношения, - сообщил Макс.

- Думаешь, уже пора? – захихикала я.

На следующий день (в воскресенье) мы валялись на кровати и в перерывах между сексом щелкали пультом от телевизора. Повторяли сериал «Мамочки». Макс поначалу скривился, но новости я смотреть не желала, и ему пришлось смириться. Впрочем, скоро он даже увлекся. В сериале периодически поднималась тема измены. Понятное дело, что скоро мы, забыв о переживаниях героев фильма, обсуждали эту тему. Нет, сначала чисто теоретически. Потом мне было озвучено, что измена – это когда врут. А когда не врут, то это не измена.

Зашибись, как весело, подумалось мне. И ведь не поспоришь, сама подписалась подо все это, крыть нечем. Разве что…

- Макс, а скажи, ты вот думаешь, пока ты тут в Москве, а она одна в Краснодаре, она тебе верна? – не без ехидства спросила я.

- Знаешь, у нас с ней свободные отношения, - самодовольно сообщил Макс, чем напомнил мне султана в хорошшо организованном гареме.

- Угу, конечно. Но ты ведь все равно думаешь, что она ни с кем не спит?

- Почему? Я даже уверен, что спит.

Вот тебе и здасьте! Либо он совсем не ревнив, либо на нее ему уже по фигу, либо врет. Но вскрыло меня по другому поводу.

- А скажи мне, милый, почему ты так спокоен? – промурлыкала я.

- А чего?

- Поясняю. Баба твоя там с кем-то в Краснодаре спит. Причем ты точно не знаешь с кем, как часто, с одним ли постоянным или с десятком, и как предохраняется? Дальше. Готова спорить на остаток своей зарплаты, милый, что презерватив с ней ты использовать не собираешься? И ты мне сейчас на полном серьезе предлагаешь после твоего визита в семью обзавестись кучей разных прелестей от твоей жены и энного количества неизвестных мне мужиков?

Да, да, я знаю, что я дура, но презерватив мы с Максом не используем. Пока.

- Ну, я же не отказываюсь, давай с презервативами, - тут же согласился Макс.

Ладно, милый, давай попробуем с другой стороны.

В принципе, эта самодовольная скотина даже получает удовольствие, что я так явно ревную. Это просто написано на его лице.

- Хорошо, - говорю я, зачем же скрывать очевидное. – Мне очень неприятно думать о том, что ты будешь спать с другой. – А вот как ты отнесешься, если я буду спать с кем-то еще?

Ага, рожа уже не такая самодовольная. Задумался.

- То есть, я, к примеру, приду, а ты здесь с другим? – уточняет.

- Ну, как вариант.

- Я не буду вышибать дверь и устраивать сцену ревности, - наконец формулирует он.

- Это, безусловно, прекрасно, милый. Но я не спрашиваю тебя, что ты будешь, а что не будешь делать. Это-то как раз я себе примерно представляю. Я спрашиваю, что ты при этом почувствуешь.

Снова напряженная работа мозга, мысль крутится в голове и, судя по выражению лица, нравится ему все меньше и меньше.

- Ну, в общем-то, ты имеешь на это право, - резюмирует он.

- Милый, я не спрашиваю тебя о моих правах, я о них сама прекрасно осведомлена. Что ты почувствуешь?

- Ну да, неприятно, - морщится он.

Все, мысль засела. В течение воскресенья, видимо, по мере осмысления, Макс все время упорно возвращался к этой теме.

- А ты зачем этим интересовалась? Ты хочешь спать с кем-то другим?

- Не знаю, еще не решила. А что?

- Ну, наверное, я предпочел бы об этом не знать.

Ай, молодец! Мне, значит, правду и ничего кроме правды. А ты бы предпочел не знать.

- Хорошо, Макс. Ты не узнаешь.

Через некоторое время обсуждаем мой корпоратив.

- Наверное, там многие хотят тебя, - подозрительно смотрит на меня Макс.

- Наверное, - загадочно улыбаюсь я. Не уточняя, что средний возраст мужчин на моей работе составляет тридцать лет. Хотя, чего уж, компания у нас крупная, и, думаю, я знаю нескольких мужчин, которые были бы не против такого поворота.

- А если ты напьешься? Ты можешь с кем-нибудь переспать?

- Не исключено, - мне уже реально смешно.

- Тогда, много не пей!

Ну да, конечно!

- Не волнуйся, Макс. Ты об этом не узнаешь, мы же договорились.

Уходя ночью домой, уже в дверях:

- Ты мне когда планируешь изменить?

- А что?

- Ну, когда приходить, в пятницу или субботу?

- Макс, приходи, когда хочешь. Позвони только предварительно.

- Ну, вдруг я позвоню, а ты…

- Я помню, что мы договорились, что ты об этом ничего не узнаешь.

По-моему, он сильно жалеет об этой договоренности. Но крыть нечем.

Короче, все это мило и забавно, но, как вы понимаете, я не собираюсь искать себе другого мужика, а вот поездка в Краснодар, черт бы ее побрал, состоится. И не надо быть Нострадамусом, чтобы понимать, дастся она мне очень и очень нелегко.

Как вы понимаете, этот пост рождался непросто. Как и любые роды, эти были мучительны. Мне реально было больно, когда я это писала. Но сейчас немного полегчало.

Не могу сказать, что мне нужны советы, но я с удовольствием послушаю, кто что об этом думает. И как это выглядит со стороны. Теперь, когда из шкафа извлечены скелеты, что явно поубавило моему роману идиллии.

Tags: Макс, о жизни, о личном
Subscribe
promo evaevg июль 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments