Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

О первой любви ( почти ужасное)


В субботу у нас был запланирован вечер воспоминаний. Захотелось собрать друзей из старой компании, пообщаться, вспомнить старые времена. Давно обсуждали эту идею с Максом и Зиминой. Особенно с Максом, потому что он поддерживает связь с теми из компании, кто находится в досягаемости (некоторые, увы, переехали или вовсе эмигрировали в теплые страны).

По большому счету, таких людей осталось всего двое: мой бывший первый муж и Леша, моя первая любовь. Немного коробило меня в этой ситуации, что если собрать их всех вместе, то получится какой-то дешевый водевиль (первая любовь, первый муж и действующий любовник), и даже я, многое повидавшая в этой жизни, немного растерялась. Но, к счастью, мой первый муж на связь не вышел, и Максу удалось вытащить только Лешу, которого мы с Зиминой не видели более 15 лет.

О начале нашего романа с Лешей я писала вот тут http://evaevg.livejournal.com/11143.html.

Длился этот роман недолго, месяца через два я уже стала подозревать, что наша встреча была ошибкой и уж точно к судьбе не имела никакого отношения. Мало того, что я была его первой женщиной (он тогда только с армии вернулся), а он был моим вторым мужчиной – то есть к сексу то, чем мы там занимались в постели, имело очень отдаленное отношение. Нашли что куда вставлять, уже хорошо! Опыта мало, техники никакой, а на одних эмоциях тоже далеко не уедешь. Пока мы с ним встречались в компании, уединяясь только для занятия тем, что мы тогда считали сексом, все еще было ничего. Прозрение наступило, когда мы как-то остались на целый вечер и ночь наедине. В койку идти было еще рано, а разговаривать, как выяснилось, нам было не о чем, от слова совсем.

Еще пару месяцев мы как бы официально считались парой, но энтузиазм поутих с обеих сторон, а потом вмешался мой будущий первый муж, но это уже совсем другая история.

То есть, расстались мы вполне мирно, без взаимных претензий, африканских страстей, смертельных обид и душещипательных сцен. Никакого негатива я к нему не испытывала, но и теплых чувств тоже. Потом в течение некоторого времени мы периодически виделись на той же даче Иосифа. Я даже знала его первую жену Иру. Ира, кстати, питала ко мне исключительную неприязнь, впрочем, меня это не волновало. Более того, я даже ее где-то понимала, потому что, оказавшись со мной в одной компании после определенной дозы горячительного, Лешу охватывала ностальгия по прежним временам, и он начинал подкатывать свои яйца ко мне, невзирая на наличие мужа у меня и жены у него. Мой муж, к тому времени как Леша добирал необходимую дозу, соответственно уже получал свою и такая мелочь, как ухаживание за его женой, в принципе его не трогала. Меня эта ситуация забавляла. А Ирка бесилась. Понятное дело, что злилась она на меня, хотя я бы на ее месте прежде всего отлупила бы зарвавшегося Лешу. Но, видимо, ссориться с мужем Ирке не хотелось, так что проще было объявить меня «исчадием мирового зла».

Кстати, Леша на камбэк даже в форме разового адюльтера не имел ни малейшего шанса, по ряду причин. Главная причина – он мне перестал нравиться, как мужчина. Ну, то есть молоденьким девятнадцатилетним мальчиком он мне казался очень симпатичным, но у меня очень быстро случилось понимание того, что внешность для мужчины – не главное. При более здравом рассмотрении мой бывший принц оказался глуповат, трусоват и жадноват. Не глупый жадный трус, а именно – чуть-чуть. Что раньше как-то воспринималось через розовые очки влюбленности, а лет через 5-7 вылезло на поверхность.

И вот (та-там, барабанная дробь) встреча 15 лет спустя.

Пока мы ждали мальчиков, естественно, пытались предугадать, что нам явится.

Зимина была спокойна и рассудительна. Я же была оптимистична и не лишена надежд (известно же, что когда у женщины все хорошо в личной жизни, она пытается осчастливить своих менее удачливых подруг). Надежды были бредовыми и попахивали шизофренией, но, с другой стороны, такого альянса, как у нас с Максом тоже никто ранее предположить не мог. Так что «Зимина с Лешей» звучало не смешнее, чем «я с Максом». Ну, так мне, по крайне мере казалось.

- Вот смотри, - перечисляла я достоинства Леши, помнившиеся мне, надо сказать, крайне смутно. – Он же аккурат такой, как ты любишь. Тряпковатый, послушный, будет скакать под твою дудку, как дрессированный пудель.

Зимина философски вздыхала.

- Да что ты мне его рекламируешь? Поживем, увидим…

- А как думаешь, как он сейчас выглядит? – не унималась я, прыгая перед зеркалом (ну, во-первых, Макс же, а во-вторых, какой девушке не захочется произвести впечатление на бывшего, даже если их былым отношениям больше 20 лет)

И вот тут Зимина сорвала звание «Кассандра года», выдав:

- Да как, как… Потасканный, наверное.

Ибо это слово первым приходило на ум при виде Леши. Перед нами стоял потасканный мужичонка неопределенного возраста, неухоженный и смотрящий на нас с таким ужасом, как будто мы с Зиминой являлись адептами тайного культа поклонников Вельзевула и таким вот образом заманиваем к себе мужчин для их изнасилования с последующим жертвоприношением. Глазки его бегали, и он, по-моему, норовил спрятаться за Макса, как трехлетка за мамку при виде незнакомого дяди.

Если раньше я и подумывала слегка пококетничать с ним, чтобы немного взбодрить Макса в качестве профилактики, то при виде Леши, мои желания сразу угасли. Он так очевидно смущался и трусил, что я критически осмотрела себя с Зиминой. Да нет, выглядели мы очень неплохо, а по сравнению с Лешей даже чересчур, вроде как Анджелина Джоли случайно оказалась в одной компании с укладчиком асфальта.

Мы попытались его приободрить, разрядить обстановку, но тщетно.

«Ладно, сейчас выпьет, может раскрепостится немного» - подумала я, и мы сели за стол.

За столом лучше не стало. Он забился в угол, на вопросы о том, как живет, что делает, отвечал не очень охотно. Самое забавное, что он все время избегал смотреть ни на меня, ни на Зимину, а обращался, кажется, только к Максу, пытаясь уводить разговоры на только ему интересные темы, например, расспрашивал его, что делать, если из мотора что-то там течет. Или вдруг начинал активно приглашать Макса полететь с ним в феврале к Иосифу (нашему другу давно живущему в Израиле).

Я реально не понимала, что происходит.

Мы не дети малые и понятно, что расклад «два плюс два», где уже есть одна состоявшаяся пара – в принципе создает все условия для того, чтобы оставшиеся как минимум пригляделись друг к другу. Не то, чтобы мы всерьез пытались свести Зимину с Лешей, но, учитывая обстоятельства, это как-то подразумевалось. Коньяк, пустая квартира, красивая женщина. С моей точки зрения, любой нормальный мужчина должен был попытаться словить в данной ситуации хотя бы одноразовый секс.

Более того, учитывая обстоятельства Лешиной жизни, Зимина была просто подарком. Нет, я не преувеличиваю. Судите сами.

Леша был типичным неудачником – два брака, две дочери. Обе жены его выгнали, оттяпав все имущество, которое Леша зарабатывал и вкладывал. Та самая Ирка получила Лешину дачу, чуть ли не самолично Лешей отстроенную. Потом были отношения с третьей женщиной, закончившиеся так же. Из родительской квартиры его выперла родная сестра. Он снимал комнату, работал таксистом и собирался влезать в ипотеку, чтобы приобрести квартирку в Подмосковье.

Зимина – красивая женщина без материальных проблем, которая живет одна в трехкомнатной квартире.

Ладно, пусть Леша слишком честен (или слишком глуп), чтобы не понимать своего интереса в разрезе долгосрочных отношений. Но Леша, по его же признанию, не имел секса полтора года. Полтора, Карл! Тут не то что на Зимину, тут на крокодила полезешь. Но нет! Леша трагически вещал о своих неудачах и интересовался только Максом. Не знай я Лешу, честное слово, заподозрила бы его в голубизне.

Самое забавное, Леша ревновал! Не меня к Максу (что можно было бы объяснить), а Макса ко мне. Потому что, естественно, я оттягивала на себя львиную долю внимания Макса.

Зимина особо не напрягалась (тоже мне, подарок). Вечер воспоминаний не удался. Леша, кажется, поставил себе целью уговорить Макса лететь с ним в Израиль и задолбал этой темой уже не только Макса, но и нас с Зиминой. В конце концов, я не выдержала:

- Леш, да не полетит Макс с тобой, отстань уже!

Леша посмотрел на меня с такой неприязнью, что я даже немного растерялась!

- Ничего себе! – обратился он к Максу, ткнув в меня пальцем, словно я была жабой, невесть как оказавшейся в приличном обществе. – Она уже тобой командует! Вот поэтому я и один!

Он надулся от гордости, как будто сообщил нам, что держит контрольный пакет акций Газпром и по вечерам трахает Веру Брежневу. Пауза, повисшая после этого его заявления, сделала бы честь самой Джулии Ламберт из известной повести Моэма.

- Охренеть! – первой очнулась я. – Леш, я бы сказала, что поэтому ты одинок. Ты вроде того самого неуловимого Джо, который на хрен никому не нужен.

- Зато я свободен! – презрительно припечатал меня мой первый романтический возлюбленный и с превосходством посмотрел на Макса.

Вступать с Лешей в дискуссию о свободе и одиночестве мне было неинтересно. Тему свернули.

Далее Леша озаботился тем, что ему непременно надо было сфотографироваться с Максом вместе, чтобы выслать фотографию Иосифу. Он упорно игнорировал нас с Зиминой, и битый час носился с телефоном по кухне в поисках нужных фонов и ракурсов.

В три часа ночи мы с Максом собрались домой. Собственно говоря, что мы собираемся провести ночь вместе, абсолютно ни от кого не скрывалось, и не заметить этого мог только слепоглухонемой олигофрен в стадии дебильности. Не уверена насчет олигофрении, но со зрением и слухом у Леши все было в порядке. Тем не менее это известие вогнало его в натуральную панику.

- Куда?!! Куда вы пойдете? Вы шутите?!!! – заорал он и побледнел, словно мы собирались оставить его одного в логове людоеда.

Людоед, в образе Зиминой, явно уже давно оставил надежды на романтическое продолжение (если таковые имелись) и нервно хихикал, наслаждаясь ситуацией. Мы с Максом немного растерялись.

- Куда вы собрались? – истерично верещал Леша, закрывая грудью дверь.

- Леш, ты дурак? – среагировал Макс, пытаясь обратить все в шутку. – Мы тут тебя с красивой женщиной оставляем, у вас коньяк еще есть. Любой бы другой прыгал от счастья.

- Мы в соседнем доме будем, если на тебя нападут – кричи, может, услышим, - ехидно посоветовала я.

Поняв, что мы не шутим, и действительно собираемся уходить, Леша отступил от двери, но все еще продолжал путаться у нас под ногами, взывая к своей печальной участи. Если это и выглядело, как шутка, то это была крайне неудачная шутка. На месте Зиминой, я бы выставила Лешу за дверь вместе с нами, посоветовав ему заночевать в машине. Но Зимина обладает крепкой нервной системой и железобетонным самомнением, а потому принять Лешины метания на свой счет она даже и не подумала.

Сопровождаемые стенаниями невинной жертвы и ржанием злонамеренной насильницы, мы с Максом в некотором недоумении покинули их. Впрочем, у нас впереди были дела поинтереснее.

Продолжение этой истории в подробностях я узнала только вчера. Далее со слов Зиминой:

- Женя, это был полный пипец. Я думаю, ну, может это он стесняется или вроде того. Сейчас останемся наедине, и природа с коньяком сделают свое дело. Не то, чтобы я его хочу, просто любопытно стало, в чем фишка?

- Мать, а может он это, того самого, импотент? – внезапно осенило меня. – Вот и дергался, опозориться боялся…

- Да нет, - спокойно сообщила Зимина. – Там вроде бы что-то стояло…

- Стояло? Жень, так было у вас что ли?!!!

- Ты слушай, не перебивай - в Зиминой иногда просыпается этакий рассказчик, обожающий тянуть интригу перед аудиторией. – Ну, сели, коньяк там, то се. Сидит, на жизнь жалуется, на баб. Ни одного комплимента, ни одной попытки. Вот нечасто со мной такое…

(Зимина объективно красивая женщина, если она мне разрешит, выложу ее фото, чтоб никто не сомневался)

- Ну, - продолжает. - Ладно, думаю, не в его я вкусе, бывает, наверное.

- Жень, тебе самой-то не смешно? Ты Ирку, его первую жену помнишь? А Макс мне вчера рассказывал про вторую. Представляешь, Макс сказал, что она была реально страшная!

- Ну, если Макс сказал…

Поясню, Макс (хочется надеяться, что в прошлом, но, боюсь, такие случаи не лечатся), как истинный бабник крайне редко отзывается о женщинах плохо. Он умеет практически в каждой найти хоть какое-то достоинство. Бесит ужасно, но это факт. Так что если Макс сказал, там действительно было что-то из ряда вон.

- И что дальше?

- Да ничего. Допили, постелила я ему в другой комнате. А он мнется все, топчется. Что-то вроде как хочет, а как дите малое, сказать не может. Ну, думаю, может еще добавить? Достала еще коньяка, заначку, там всего ничего. Снова сели, снова выпили. Ничего не происходит. Ну, не набрасываться же мне на него? Не так уж я его и хочу. Да если честно, вообще его не хочу, но любопытство заело. Допили, пошли спать. И тут он ко мне в постель напросился…

- Как напросился? – не выдерживаю я. – Типа, ему одному спать страшно?

- Что-то вроде этого, - серьезно кивает Зимина. – Легли, короче. Повозились. Совсем невнятно. Вроде пристает, а вроде и нет… Ну, не дала я ему, короче. Достал!

- Твою ж мать! Зимина, скажи мне, это действительно тот юноша, в которого я когда-то была влюблена? Блин, вот в это и есть моя первая любовь?

Теперь вот не знаю, как это развидеть. Лучше б я этого не наблюдала, ей-богу!

А вы встречались когда-то с вашими юношескими возлюбленными? У кого-нибудь были похожие эмоции? Или это у меня одной, как обычно, все через жопу?)))

Tags: Зимина, Макс, друзья, ностальгия, о жизни, о личном, приключения
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments