Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

Не пора ли включить стерву, или как я первый раз выходила замуж

Вот что-то мне вчера подумалось. Как-то проанализировала несколько последних встреч с Максом и поняла, с каждым разом я веду себя с ним все лучше и лучше. Такая заюшка-хозяюшка. Готовить начала (Зимина до сих пор в шоке), из кожи вон лезу, чтобы ему было хорошо. Ну, ведь это же естественно, хотеть сделать приятное любимому человеку. Чего же тут плохого? А плохого здесь есть, на мой взгляд, и сейчас я попробую объяснить вам это.

Прав был старина Пушкин со своим «Чем меньше женщину мы любим, Тем легче нравимся мы ей». Только эта схема работает и в обратную сторону. Я о мужчинах. Чем больше включаешь стерву по отношению к нему, тем сильнее его привязанность. И на эту тему у меня есть несколько историй, иллюстрирующих это в действии.

Ну, об одной я уже писала вот тут: http://evaevg.livejournal.com/4335.html

Но это все-таки детство. И чтобы не создалось впечатления, что мои успехи у противоположного пола в образе холодной стервы закончились тогда, расскажу я вам, други мои, как я умудрилась выскочить замуж, едва мне 18 исполнилось.

Итак, далекий 1992 год. Я заканчиваю школу. Отношения с Лешей уже пошли на убыль, а ко мне начинает проявлять интерес тот самый очкарик-программист из нашей компании с редким именем Макс (не путать с нынешним Максом, тогда мы вообще практически не интересовались друг другом). С точки зрения семнадцатилетней девушки, Макс не принц, и даже не принцев белый конь. Сутулый, очкастый, совсем не привлекательный внешне, к тому же с явной даже в нашей лихой тусовке склонностью к алкоголизму. Ну, то есть все пьют, конечно, но именно он, мой будущий муж, напивается в первых рядах до полной потери ориентации. Но имел Макс и одно достоинство, а это достоинство я всегда ставила во главу угла и ценила больше всего. Мозг у него, талантливого программиста и выпускника Бауманки, был велик и незауряден. А мозг – это моя главная эрогенная зона. Правда, тогда я об этом не знала.

Макс начал с дружбы. Все мои отношения, кроме, пожалуй, второго мужа, которые вылились в более или менее нормальную историю (а не мой обычный пипец из серии: «мозг вынесен, сердце разбито, жизнь разрушена») начинались именно с дружбы. Сначала он взял меня в поход на Мсту, хотя шансов у меня не было. Ребята наши увлекались байдарочными походами, но брать на себя ответственность за несовершеннолетнюю девчонку абсолютно ничего не умеющую на категорийную речку, никто не спешил. Иосиф взял Таньку на правах своей девушки, а Леша сам шел первый раз, матросом, так что права голоса не имел. И вот тут вылез Макс (а он, кстати, был самый опытный походник из всех), заявив, что берет меня своим матросом.

Зимина, в походах участие не принимавшая, в связи со своей стойкой нелюбовью к некомфортному отдыху, сразу же заявила:

- Он в тебя влюблен.

- Макс? В меня? – удивилась я. – Да нет, просто мы с ним друзья.

Но дружил Макс так активно, что даже я скоро поняла, что неспроста он меня обхаживает. Поняла, ужаснулась надвигающейся перспективе и тут же начала вести себя с ним как последняя скотина. Потребительски и хамски.

К примеру, я могла в ходе телефонного разговора (а разговаривали мы часами, по совершенно обычному городскому телефону под истерику матери «Женя, освободи телефон, дедушка должен звонить») вздохнуть и заявить, что предпочитаю общаться вживую. А когда он срывался и приезжал на последнем автобусе к моему дому (он, в отличие от остальных наших приятелей жил в получасе езды от меня на общественном транспорте), я вполне себе спокойно могла выглянуть из подъезда, заявить, что я передумала и вообще, спать хочу. И он безропотно отправлялся к себе домой пешком, потому что автобусы уже не ходили, а на частника денег у обычного инженера КБ, увы, не водилось.

Далее, он предложил мне подготовить меня к экзамену по физике, для института, куда я собиралась поступать исключительно благодаря его уговорам. И мы занимались физикой. Не знаю, что там испытывал Макс в процессе наших занятий (на самом деле, мы действительно занимались физикой, но иногда отвлекались на философские беседы за чашечкой кофе или чего покрепче – моя слабость), меня не особо интересовало. Скажу больше, я несколько раз оставалась у него ночевать, и мы целомудренно спали в одной постели, как брат и сестра. Мне было с ним удобно, комфортно и интересно. И все. Ничего большего мне было не надо, о пресловутых бабочках в животе я и не говорю.

В одну из таких ночевок, собственно, все и случилось. Честно скажу, я настолько офанарела от того, что мой послушный рыцарь-таки решился на атаку, что пропустила тот момент, когда надо было отказать. А потом… Ну что потом. В отличие от моих прежних мальчиков, которые, слава богу, если разбирались, куда чего вставлять, Макс имел опыт и, что самое важное, прежде всего думал обо мне и моем удовольствии. В общем, свой первый оргазм я получила именно тогда.

«Офигеть! От этого все-таки можно получать удовольствие!» - это было первое о чем я подумала.

Но ежели вы решите, что в наших отношениях что-то поменялось, плохо вы меня знаете. С утра я решительно заявила ошалевшему Максу, что мы просто друзья, и ничего такого я в виду не имела. И вообще, чтоб впредь ни-ни.

Далее я обнаглела еще больше. После моего триумфального поступления в институт, мы вчетвером (я, Макс, Иосиф и Танька) отправились на месяц в Карелию. В байдарочный поход. Это эпохальное событие достойно отдельного поста, и я его обязательно напишу. Сейчас скажу только, что до сих пор не понимаю, как мы выбрались из этой передряги. По степени идиотизма это мероприятие зашкаливало. Ну ладно, мы с Танькой безмозглые семнадцатилетние дурочки, но как двое двадцатитрехлетних парней подписались на такую авантюру, не побоявшись взять ответственность за двух несовершеннолетних девушек, я до сих пор не понимаю. Но сейчас не об этом.

В походе предполагалось две палатки, Иосиф с Танькой встречались, соответственно предполагалось, что мы с Максом будем делить оставшуюся палатку на двоих. В течение месяца (а именно столько длился наш поход) Максу дозволялось только греть меня, невинно обнимая через спальный мешок. В Карелии даже в августе, увы, не жарко. Допуск к моему телу он получил только один раз. И то, я получив свое, нагло отстранила Макса, гневно что-то там ему пробурчала и гордо удалилась из палатки. Почему-то никаких мук совести по этому поводу я не испытывала.

Что там еще должна делать классическая стерва? Ах да, вытягивать деньги. Макс, обычный инженер в конструкторском бюро, в начале 90-х получал сущие копейки. Но у него была зарплата, в отличие от меня и у большинства моих подружек. И да, он исправно отдавал мне свои копейки, чтобы я имела возможность угощать своих друзей пивом и курить иностранные сигареты (тогда, помниться, я очень уважала «Данхилл», с ментолом, в плоской зеленой пачке).

Именно это в результате и помогло Максу.

Одним тихим сентябрьским вечером мы с Зиминой, в компании наших одноклассников употребляли пиво в свободной квартире Женькиных бабушки и дедушки, которые по странному стечению обстоятельств жили всего в одной автобусной остановке от Макса. Пиво кончилось. Денег, как это часто с нами случалось, не было. Но наши неокрепшие души требовали продолжения банкета.

- О, тут же Макс недалеко живет! – вспомнила я и набрала его номер телефона.

На мое наглое требование ссудить его деньгами, Макс вздохнул и согласился.

- Жду тебя через десять минут на автобусной остановке, - скомандовала я и отправилась на улицу с благородной миссией достать для всех недостающие средства для вечеринки.

На остановке я проторчала минут пятнадцать. Макса не было. Это было настолько странно, что просто не укладывалось в моей голове. «Да как он посмел!» - мысленно возмущалась я, провожая глазами очередной автобус.

Еще минут через десять пиво немного ослабило свое действие, в голове немного просветлело, и я вдруг осознала, что не уточнила Максу, на какой именно остановке я его жду. Ну, логично же предположить, что он будет ждать меня именно на своей остановке, тем более, что он вообще вряд ли знает, где именно обитают прародители Зиминой. Матюгаясь и проклиная себя за бестолковость, я загрузилась в первый же автобус. Да, так и было. Макс одиноко стоял на своей остановке и ждал меня.

И вот тут, честное пионерское, не вру, я до сих пор не понимаю, что на меня нашло в тот момент. Потому как я ехала с определенным намерением закатить ему скандал за недогадливость (я тут, блин, мерзну на остановке, а ты тут прохлаждаешься), забрать деньги (спасибо, Макс, мне они очень нужны) и быстренько свалить с поджидающим меня собутыльникам. Вместо этого я подошла к нему и бросилась ему на шею. Собственно говоря, именно этот мой жест и определил мое будущее на следующие семь лет.

Позже Макс мне говорил, что я его так достала за все время, что моя наглая просьба денег с чудовищным опозданием чуть ли не на полчаса привела его к решению пойти, гордо бросить мне деньги и послать меня в пешее эротическое путешествие. Но мой нестандартный ход поразил его настолько, что он потерял дар речи и способность мыслить.

- Я так соскучилась, - усилила эффект я.

- Жень, так может, пойдем ко мне? – все еще не верил в свое счастье Макс.

- Пойдем, - согласилась я.

Собственно говоря, следующие семь лет я и провела в его квартире. Через пару месяцев (как только мне исполнилось 18) мы подали заявление в ЗАГС, а в феврале мы расписались. Вот и вся история.

И вот ведь что удивительно, как только я влюбляюсь до состояния полного выноса мозга, я начинаю вести себя ровно наоборот, а стерву включаю только с теми, кто мне, в принципе, безразличен. И отношения в этом случае получаются крепкими и надежными, мужчины готовы жениться, осыпать меня всеми благами жизни и носить на руках. Но стоит только начать быть милой и заботливой – мне садятся на шею, а потом, как водится, сбегают на фиг.

Возвращаясь к началу поста…

Нет, Макс (мой нынешний) пока еще далек от состояния «сесть мне на шею», но, как ни крути, с каждой встречей он нравится мне все больше и больше, стало быть, и веду я себя с ним все лучше и лучше. И в прошлое воскресенье в какой-то момент он начал напоминать мне султана в хорошо организованном гареме, посещающего любимую наложницу. Уж больно самодовольный вид у него был.

А вы как считаете? Может, пора уже снова включать стерву, пока не поздно?
ПЫСЫ: Вы еще в Максах не запутались?)))

Tags: Зимина, Макс, веселые 90-е, друзья, о жизни, о личном, приключения
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments