Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

История про рыбу, которая как-то спасла нас от голодной смерти

Эх, жаль, что у меня не кулинарный блог - сейчас бы тут вам выложила бы красивый рецепт про какую-нибудь сложнофаршированную щуку, да с фоточками. Или вот, к примеру, про путешествия если бы писала - тут можно про рыбалки в каких-нибудь экзотических местах написать. Даже фотоблоги - наверняка у каждого фотографа есть какие-нибудь рыбы в загашнике, как живые, так и приготовленные. А куда податься бедному дыбровику?

Это было вступление к 11 заданию в рамках марафона https://92summerdays.livejournal.com/, ибо сегодня нам предложили в качестве темы одно слово, и слово это "Рыба".

Ну, как бы можно было пойти по простому пути, написать пару абзацев из серии "рыбу я не очень люблю, предпочитаю мясо" или там "у меня никогда не было аквариума, а хотелось". Но я не для того на это дело подписалась, чтобы отделываться такой вот фигней, а потому я буду делать то, что у меня получается лучше всего - расскажу я вам веселую историю из своей жизни, в которой рыба играла заметную, если не ключевую роль. Да что там, практически от голодной смерти нас она спасла как-то.

В общем, кому не лень осиливать многобукв (я предупредила), прошу под кат.

Итак, время действия - лихие или святые (кому как нравится) девяностые, хотя в данном случае больше подошло бы слово "голодные". Впрочем, для меня они не были голодными, скорее веселыми. Но один раз я таки да, почувствовала костлявую руку голода, подбирающуюся к нам с моей подругой Зиминой. Короче, дело было в 1994 году, летом (что как-бы соответствует теме марафона).

Место действия - богом забытая деревушка в Московской области, куда Зимину занесло по воле случая, а меня уже следом, по воле Зиминой.

Действующие лица - я, Зимина, ее годовалый сынишка Денис, муж Зиминой Серега и свекровь Зиминой номер один, имени которой я на всякий случай упоминать не буду, так что пусть останется тут просто свекровью.

Почему номер один? Ну, просто Зимина, выйдя замуж, обзавелась сразу двумя свекровями - отец ее мужа был разведен с матерью его детей и женат на другой женщине. Свекровь номер один - родная мама Сереги, так и не простила этого Серегиному отцу, и натурально страдала, хотя на тот момент разводу тому было уже лет пять. Но, знаете, есть такие женщины, страдалицы по жизни.

Вообще персонажем она была интересным. Откуда у нее был домик в деревне, я уж и не упомню, но это был именно домик в деревне, а не дача. Впрочем, свекровь упорно именовала это дачей, потому как мнила себя не меньше, чем Раневской, и играла этот образ со всей страстью и пафосом обиженной женщиной.

Раневской, как вы понимаете, совсем не пристало заниматься низменными делами, вроде выращивания помидоров в теплице или прочими огородными забавами, максимум что подходило ей по статусу - это изредка собирать яблоки и вишни с деревьев своего сада. Впрочем, с вишнями и яблоками не срослось, потому как деревья без ухода не желали плодоносить, а садовника у нее почему-то не было. Как вы догадались - участок у дома был дик и запущен, росло там всего много, но все почему-то не очень годилось в пищу. Я знаю, мы искали, и даже долго дискутировали с Зиминой на тему, сможем ли мы сварить суп из крапивы или изобразить годный десерт из лопухов. Другие растения тоже выглядели несъедобными, хотя названий их мы не знали, не сильны мы в ботанике.

Свекровь проводила время на своей даче в полном соответствии своему образу - кутаясь в шаль сидела на веранде за чашечкой кофе, курила и печально созерцала свой заросший сорняками сад. И страдала о прошедшей молодости, одновременно поругивая "этого козла", который ее бросил и сбежал "к этой профурсетке".

И вт в таком месте Зиминой с сыном пришлось провести пару месяцев. Потому что ее брат был тяжело болен, ее родители свой дачный сезон не открывали, все силы были брошены туда, а вывезти ребенка на природу из душной Москвы хотелось. С деньгами у Зиминой тогда было не очень, не сказать, что совсем плохо. Она получала сущие копейки декретных, а ее муж, студент дневного отделения, очень скромную стипендию. Им было по девятнадцать лет, в стране творилось черти что, и жили они благодаря помощи родителей, в основном "этого козла" Серегиного отца. Я это к тому пишу, что к свекрови Зимина прибыла с запасом детского питания для сына (пюрешечки и смеси были закуплены со строгим рассчетом на количество дней), небольшим набором продуктов для себя и не очень большой суммы денег. Серега остался в Москве, сославшись на сессию. Зимина, привыкшая, что на ее даче уж точно никто с голоду не помрет (ее родители как раз выращивали все, что могло прорасти в нашей полосе и делали огромные запасы всяческих солений и варений) увидев бытие свекрови была, как бы этот помягче сказать, зело фраппирована. Запасов в доме не было от слова "вообще". В кладовке доживали свой век какие-то подозрительно пованивающие овощи, запасы круп, не очень значительные, давно пожрал жучок, холодильник радовал минимализмом и пустотой. Имелось только кофе (который Зимина, кстати, не пьет), чай, немного сахара, какие-то старые конфеты, ну и так, по мелочи. Свекровь жила одним днем, готовкой и запасами не заморачивалась, и вообще, она была на пенсии, так что не до жиру. Весь свой скудный золотой запас Зимина спустила в первую неделю в ближайшем сельпо, но ассортимент был невелик, золотой запас тоже так себе, а потому Зимина с надеждой ждала помощи от меня и мужа.

Я прибыла к Зиминой спустя неделю, как было условлено заранее, телефонной связи в деревне не было, мобильники тоже еще не появились, а потому голодный блеск в глазах подруги и свекрови меня слегка изумил. Ясное дело, я прибыла не с пустыми руками, и вообще, я была при деньгах, это был единственный период за нашу многолетнюю дружбу, когда у меня с деньгами было получше, чем у Зиминой. Но, как бы сказать, я всегда славилась своим легкомыслием и неразумными тратами, а потому мой продуктовый вклад носил достаточно бестолковый характер - спиртное, вкусняшки типа печенек и кексиков, какие-то дурацкие деликатесы, вроде баночек с оливками. Ну, откуда мне было знать, что надо было закупаться макаронами, крупами, тушенкой и ножками Буша, это бы нас спасло. А так.... На кексиках и оливках мы продержались дня три, запивая горе мартини, потом я спустила всю наличность в местном сельпо, и есть снова стало нечего.

Свекровь томно грустила на веранде, с остатками мартини (пропустить рюмочку она тоже была не дура), мы с Зиминой бродили по деревне, косясь на соседские участки и замышляя недоброе, а каждую трапезу Дениски мы провожали такими голодными взглядами, втайне надеясь, что ребенок не доест и нам перепадет хоть немножно ценных калорий, что будь он постарше, наверняка бы потерял аппетит. К счастью из-за возраста Денис не понимал причину, почему мама с тетей так жадно смотрят на его баночки, и аппетита не терял, а напротив, съедал все до крошки, регулярно прибавляя в весе. Не, сейчас бы мы, взможно в такой ситуации утешились бы тем, что фигуры наши постройнеют, и даже нашли бы в этом некое удовольствие, но тогда мы были очень далеки от этих проблем, и вынужденная диета нам никакой радости не приносила.

Когда мы с Зиминой чууть не подрались из-за остатков тыквенной бурды из детского питания, которую Денис по случайности доел не до конца, была решено предпринять марш-бросок в соседний поселок в десяти километрах, где находился телефон, и вызвать помощь - умирать от голода во цвете лет мы были не готовы. По телефону мужу Зиминой был поставлен ультиматум: либо он прямо завтра приезжает к нам и спасает нас от голодной смерти, либо пусть сразу же подается в бега, куда-нибудь в Сибирь, потому что Зимина послезавтра лично припрется в Москву, и тогда живые позавидуют мертвым.

К этому времени свекровь тоже начала проявлять признаки беспокойства, потому как мартини кончилось, да и кофе тоже (я в отличие от Зиминой кофе люблю и приложила руку к его исчезновению), и страдать стало уже не так приятно -трагическую атмосферу сильно портило урчание пустого желудка. И свекровь решила поехать в Москву за пенсией. Поездку эту свекровь рассматривала как натуральный подвиг и планировала вернуться не раньше, чем через три дня.

Итак, одним прекрасным голодным утром мы, зеленея от зависти и голода, покормили Дениску детской кашкой, проводили свекровь в долгий путь, и стали ждать спасения.

Зимина была очень доходчива в плане угроз, и Серега прибыл. Но видимо, увлекшись перечислениями зверств, которые она учинит над мужем в случае неповиновения, Зимина не очень хорошо объяснила суть проблемы. Ну, или Серега так перепугался, что часть про то, что нам нечего есть, как-тот вылетела у него из головы, так как Серега прибыл практически без денег, зато с несколькими литрами пива. Никакой еды при нем не было.

Поскандалив всласть, мы все-таки решили признать пиво едой, им и пообедали. Пиво на голодный желудок оказало очень сильный эффект на Зимину, в ней проснулась креативность и жажда деятельности. Она вдруг вскочила, метнулась куда-то в сарай и притащила Сереге... удочку.

- Вот! - довольно сообщила она нам, вручая этот предмет немного удивленному мужу. - Ты мужчина и добытчик! Так иди на пруд и налови нам рыбу, а мы ее пожарим, или котлет накрутим, можно еще ее запечь, если духовка работает, или вот уха, к примеру...

Перечисление этих явств тут же оказало влияние на мой многострадальный желудок, он сжался в спазме, и я очень горячо поддержала идею Зиминой. Тем более, что рядом с участком был небольшой пруд, в котором мы с Зиминой подозревали жизнь, судя по кваканью лягушек, доносившемуся оттуда долгими голодными вечерами.

- Точно! Если есть лягушки, значит и рыба наверняка есть! - блеснула я знаниями по зоологии и тоже уставилась на Серегу.

Судя о его обескураженному лицу, Серега был так себе рыбак и явно не разделял нашего энтузиазма.

- Ну, вообще-то я рыбу никогда не ловил, это отец давно баловался, а я, скорее охотник по призванию...

Увы, Зимина была непреклонна, она тут же донесла до Сереги следующее - поскольку ружья в доме нет (судя по тону, Зимина об этом жалела), то и охотничьи таланты Сереги бесполезны. Впрочем, она не возражает, если Серега пойдет в лес и замочит там зайца или там лося подручными средствами, от лосятины она не откажется. Но поскольку шансы на это крайне малы, то она настоятельно советует ему не выдрючиваться и немедленно идти на пруд. В общем, стало понятно, что Зимина настроена серьезно, технические детали добывания еды ее не интересуют, важен результат, но что-то съестное вечером должно у нас появиться, иначе Серега может утопиться в том самом пруду, и это будет лушим исходом для всех, включая сына, потому как на фига ему такой никчемный папаша.

Покосившись в сторону леса и оценив свои шансы догнать зазевавшегося лося и ухандокать его каменюкой, Сережа все-таки выбрал рыбалку. О рыбалке никто из нас не знал ничего. После мозгового штурма, мы порешили для начала накопать червей, вооружились лопатами и пошли на берег.

Через час уютный и тихий бережок, заросший камышом и осокой, выглядел так, словно на нем ночью устроили шабаш взбесившиеся кроты. Не знаю, что мы делали не так, но червяки почему-то не искались. Перепачкавшись в земле, как те самые кроты, и все-таки отловив пару-тройку невезучих червяков, мы с Зиминой, злые и уставшие, пошли в дом, чтобы перекусить оставшимся пивом и отмыться от земляных работ. Серега грустно остался на берегу рыбачить, и судя по лицу, был зол не меньше нас - ему остатки пива не светили, потому как Зимина заявила, что поймает он рыбу или нет, еще не ясно, если поймает, то будет вознагражден, ну а если нет... ну чего пиво переводить, трупам пиво оно без надобности. Единственным человеком, получившим удовольствие от этого перфоманса, был Денис, который думал, что мы такую увлекательную игру придумали специально для него. Он, кстати, тоже внес свою лепту, ковыряясь рядом с нами со свои пластмассовым совочком, а потому был доволен, счастлив и грязен намного больше нас.

Через пару часов, отмыв себя и Дениса, а также прикончив пиво, мы с Зиминой пошли смотреть на улов.

- Вот если там рыба будет большая, - мечтала Зимина, - то мы ее запечем в фольге, я проверила, духовка вроде работает.

- А если средние будут, то просто зажарим, в масле. Масло-то есть? - не отставала от Зиминой я.

Увы, улов нас разочаровал. Больших рыб там не было. Средних, впрочем, тоже. Да и с маленькими не срослось. Серега уныло сидел с удочкой и поглядывал в сторону леса, видимо, идея с лосем уже не казалась ему такой утопической.

- Не клюет, - сообщил он нам очевидное.

Я грустно вздохнула, а Зимина недобро поглядела на мужа и задала странный вопрос:

- У тебя чистое белье есть?

- А что? - удивился Серега.

- Да так, помыться тебе не мешало бы.... перед смертью, - и задумчиво побрела к дому, и мне даже показалось, что она всерьез обдумывает план убийства мужа.

- Ты это, того, держись, - подбодрила я Серегу и пошла следом за Зиминой, по дороге прикидывая возможные орудия убийства, находящиеся в доме на предмет того, чтобы потихоньку их припрятать от греха подальше.

Угроза Зиминой подействовала. Не прошло и часа, как Серега с победным кличем ворвался в дом, потрясая ведром с уловом.

- Ура, мы спасены! - завопила я.

- Ну-ка, чего там у нас? - спросила более скептически настроенная Зимина, и мы заглянули в ведро.

Там была рыба, даже нет, там было целых две рыбы. Они были вялые и печальные, но не в этом дело, нас меньше всего тогда интересовало настрение будущей пищи. Прикол был в том, что размером рыбы не удались. Либо они были еще очень молоды, либо их видовая принадлежность не предполагала внушительных габаритов, а может это были рыбьи карлики, но ростом они были с мой мизинец, не больше.

- И чего с ними делать? Пожарить, что ли? - уныло спросила я, - Так-то их две, а нас трое...

- Ничего,  я знаю, кому еды не достанется, - сказала Зимина. - Ладно, что уж, дорогой, как рыбак ты безнадежен. Сварим суп.

И да, мы умудрились сварить суп. В кладовке мы отыскали несколько не совсем гнилых картошек, не сильно воняющую луковицу, и еще бодрящуюся морковь. Специи, к счастью, имелись, потому как уцелели из-за полной негодности к употреблению их без других продуктов. Зимина даже умудрилась найти во дворе какую-то травку, отдаленно напоминающую петрушку, и хотя, сходство, на мой взгляд, было очень отдаленным, мы решили рискнуть.

Вот из этого-то странноватого набора мы и умудрились сварить суп, жидковатый и немного необычный на вкус, но вполне съедобный. Более того, мы втроем умудрились его растянуть до возвращения свекрови, впрочем, мы наскребли деньги на кирпичик местного хлеба, так что это был почти пир богов.

К сожалению, что именно то была за рыба, которая спасла нам жизнь, мы так и не узнали. Да это и неважно. Я все равно всегда буду вспоминать ее с благодарностью.
Tags: #92днялета, Зимина, веселые 90-е, флешмобы, шутка юмора
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →