Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

Лелик и Оля. Брак с провиницалкой.

    Кошмар большинства московских мам, имеющих взрослых сыновей – это такая хищница-провинциалка, которая придет, захомутает сыночку, оттяпает квартиру и пустит наивного бедолагу с голым задом бомжевать. Особенно этим страдала моя мама в отношении моего брата Лелика. Понятно, что с точки зрения любой матери ее сын самый замечательный, но у моей мамы в этом отношении присутствовал явный перекос со всеми вытекающими прелестями вроде гиперопеки и идеализации объекта обожания. Уж понятно, что такое сокровище просто обязано было достаться мега-идеальной девушке из хорошей семьи и с московской пропиской.

    Я всегда на эти мамины страдания смотрела издалека и иногда злорадно подхихикивала. Ибо я сама являюсь девушкой из хорошей семьи и с московской пропиской, а потому лично мне было совершенно очевидно – это сокровище нормальной девушке не сдалось ни в каком виде, даже невзирая на вожделенную прописку. И если по молодости у Лелика еще был шанс взорвать мозг какой-нибудь юной барышне, ввиду внешней смазливости, высокого роста и семейной тяги к пиздобольству, то к тридцати этот шанс заметно поубавился. Ибо все мы не молодеем, а Лелик, балуясь пивасиком, приобрел характерное брюшко, мешочки под глазами, а статусности и денег себе как-то не прибавил.

          К тридцати годам Лелик встречался с девушкой Катей, которая очень нравилась маме. Надо сказать, что братик мой не особо парился и всех своих пассий подыскивал по месту своей работы. Работал Лелик в очень годном для такого дела месте – сразу после школы мама устроила сыночку, с трудом закончившего вечернюю школу, на юрфак МГУ, лаборантом. Место Лелику понравилось: непыльное, платили мало, но стабильно, зато вокруг тусовалось много привлекательных молоденьких студенток. Катя, как и предыдущие его возлюбленные, не была исключением. Мне она тоже нравилась, очень миленькая, воспитанная, образованная, но, как и большинство москвичек амбициозна и ориентирована на карьеру. Мне как-то сразу стало понятно, что братику тут не обломится, погуляет с ней, а потом Катя поймет, что она-то будет дальше расти в смысле карьеры, денег, профессии, а Лелик так и останется лаборантом (ну, или должность ему потом подобрали, вроде как инженера или еще кого-то, не суть). А суть в том, что инфантильный Лелик вовсе и не хотел ничего другого, кроме как проводить время на ненапряжной работе, по вечерам дуть пиво, встречаться с хорошенькими девочками и не думать о завтрашнем дне. Я не осуждаю Лелика, я просто констатирую – Лелик инфантил и пьяница. В принципе, на сегодняшний день ничего не изменилось.

          Ну так я о Кате. Пока мама строила в голове картинки счастливого будущего Лелика и Кати, последняя закончила МГУ, получила неплохую работу, и как-то очень быстро они с Леликом расстались. Естественно, в нашей семье было принято считать, что вероломная Катя изменила бедному Лелику, а мои ехидные замечания по этому поводу игнорировались, ибо в семье я дочь-ехидна, мать-ехидна и сестра-ехидна в одном лице.

          Следующим увлечением Лелика стала девушка Ангелина, соответственно, тоже студентка Юрфака МГУ. И вот тут-то мама вздрогнула. Нет, Ангелина была умна, красива и из хорошей семьи. Но (о, ужас!) из Белоруссии. Причем, она была не просто из хорошей семьи, а из очень богатой и успешной семьи. Так вот, от Кати Ангелина отличалась только одним – ее амбиции просто зашкаливали.

          Лелик приволок Ангелину к маме и поселил в своей комнате. Вместе с Ангелиной в мамин дом переехали гардероб Ангелины, сапоги Ангелины (это вообще – отдельная песня), косметика Ангелины и прочие аксессуары Ангелины. Чтобы понять чувства моей мамы (помимо ревности к любимому сыночку) – надо почитать пост «Бытовые гонки». Я просто добавлю, что самый сильный скандал разгорелся именно по поводу сапог и мои симпатии, честно говоря, были на стороне Ангелины.

          Суть скандала было проста. Мама зашла в комнату Лелика и обнаружила там на полу стоящие ВЫМЫТЫЕ Ангелинины сапоги. Я думаю, что претензии моей мамы так и остались неясны для Ангелины. Как и для большинства людей. Я поясню. Мама – фанат чистоты. И микробы, в маминой картине мира, строго делятся на домашние и уличные (микробиологи, возьмите на вооружение). Вредны, кстати, оба вида. Но с домашними надлежит бороться тряпками, средствами дезинфекции и прочей бытовой химией, а вот уличные микробы – это приговор. Сапоги, хотя бы раз побывавшие на улице – обесчещены, непоправимо испорчены и могут находиться только в прихожей в отведенном для них шкафчике, плотно замотанные пакетами (каждый пакет после одного использования выкидывается немедленно). И я ни фига не преувеличиваю, так и есть. Помывка (даже самая тщательная с применением убойной химии) не способна справиться с уличными микробами, оттого в маминых глазах Ангелина совершила одно из самых страшных преступлений на маминой территории – впустила в дом врага.

          Кроме этого преступления в вину Ангелине вменялось то, что она не слишком-то пыталась наладить с моей мамой общий язык (хотя эта миссия, на мой взгляд, по зубам только дипломату с многолетним стажем и опытом работы в самых жарких местах планеты). Еще больше выбешивало маму, что претендентка на гордое звание «жены любимого сыночки" не рвалась вести домашнее хозяйство, была грязнулей (моя мама всех, кто не делает влажную уборку два раза в день считает грязнулями, так что, добро пожаловать в наши ряды) и вообще… НЕМОСКВИЧКА. Мама развила бурную деятельность по спасению несчастного Лелика от «провинциальной акулы», апофеозом которой стал поход к какой-то то ли ведунье, то ли гадалке и приобретение амулета для отворота неугодной за сумму сопоставимую с маминой месячной зарплатой.

          - Мама! – не выдержала я. – Ну вот эта фигня тебе зачем?

          Амулет больше всего походил на узелковое письмо индейцев Южной Америки, и был черен как мамины злобные намерения.

          - Это надо положить им под матрас, и она уйдет!

          - Мама! Она и так уйдет! Как только поймет, что Лелик не в состоянии поддерживать ее гардероб, а особенно коллекцию сапог (дивная вещь, до сих пор сохну от зависти) в надлежащем состоянии и обновлять ее ежемесячно. А еще, вместо того, чтобы тратить деньги на комок грязных веревочек по цене изумрудов, могла бы просто донести, что Лелик не является собственником твоей квартиры ни в какой доле, и без твоего разрешения никто ее к вам не пропишет. Я тебя уверяю, это ускорит Ангелинин уход гораздо эффективнее всех приворотных зелий и шаманских плясок с бубнами.

          Вскоре Ангелина ушла. Кто был прав, так и осталось неясно. Я так думаю, что была права относительно амбиций несостоявшейся невестки, но мама, кажется, до сих пор свято верит в волшебные свойства амулета.

          И вот после Ангелины случилась Ольга. То ли Лелик уже окончательно поизносился и студентки МГУ не клевали на потасканного кавалера, то ли мой брат поумнел (сомневаюсь, но вдруг), но женитьба на Оле – было самым умным поступком Лелика за всю его жизнь.

          Оля разительно отличалась от всех его предыдущих пассий. Те были красавицы, модницы, эффектные и с претензией на определенный гламур. Да и требования к жизни вообще и к спутнику по ней в частности, были достаточно высоки. Оля – совсем не красавица, простенько одетая и начисто лишенная амбиций. И подцепил он ее хоть и в том же МГУ (странно было бы думать, что ленивый Лелик сменил свое место охоты), но она не была студенткой юрфака, она была продавщицей в местном ларьке.

          И, да. Оля из провинции.

          Мама горстями пила валидол и строила коварные планы по переписанию всей квартиры на имя своего внука, который в это время уже прочно потеснил Лелика в мамином сердце. Мой девяностолетний дед кривился и жаловался маме, что девица «больно уж страшненькая». Я с любопытством наблюдала, что же из этого выйдет.

          Так вот. Прошло уже лет шесть. У них растет прекрасный сын. Мама возлюбила Ольгу нежною любовью, равно как и второго внука, Лелик разжирел на обильной и вкусной пище и счастлив как слон, дед на «внучку» и вовсе не надышится. А объясняется все просто. Оля – провинциалка.

          Теперь попробую донести свою мысль. Есть устойчивое мнение, что провинциалки «хваткие, деловые, решительные», у них нет в Москве тыла, им некуда отступать, поэтому они активны и выдирают зубами свое счастье. В отличие от мягкотелых москвичек, которые привыкли на всем готовеньком, в квартирке, доставшейся от бабушки или дедушки, с родителями рядом, которые всегда нальют тарелку домашнего супа и приютят. Да, в этом есть определенный смысл. Но не весь.

          Процент активных и пассивных, как мне кажется, не зависит от территории. Их одинаково рождается, что в Москве, что в Питере, что в Омске, что в деревне Кукуево. Столько-то активных, столько-то пассивных (статистикой, увы, не владею). Просто едут покорять столицу только активные (в основном), а москвичи – такие, какие есть, и наверняка пассивных людей больше. Вот и получается, что среднестатистическая москвичка намного пассивней среднестатистической «понаехавшей».

          «Понаехавшая» она, естественно, нацелена на успех, соответственно, и в супруги себе желает не просто унылого служащего с зарплатой едва превышающей прожиточный минимум, а мужчину хотя бы столь же амбициозного, как и она сама. Ну, или богатенького «пассива» с квартирой и жизненными благами, доставшимися ему по праву рождения.
Таких «понаехавших» большинство. И я их даже где-то уважаю, по крайне мере, никогда не считала их своими врагами. Но среди них тоже случаются исключения. Вроде Оли. Это те, кто «понаехали» не с целью покорить карьерные вершины или подцепить олигарха, а просто «так получилось». Вот у Оли так получилось. Просто ее бабушка живет в глубоком Подмосковье, вот и отправили девочку учиться в столицу, к бабушке под крылышко. Оля звезд с неба не хватала, но и дурой тоже не была. Закончила не самый престижный вуз по ходовой специальности «экономист», подрабатывала в магазинчике. Не случись Лелика, уехала бы к себе в маленький городок на Юге России, встретила бы там парня, и жила бы не хуже, чем сейчас.

          Так вот, в чем же разница между интеллигентной москвичкой Катей, амбициозной и избалованной белоруской Ангелиной и непритязательной и неприхотливой провинциалкой Олей, и почему Лелик сделал с моей точки зрения правильный выбор. Хотя (ради справедливости) никакого выбора Лелик не делал, так как первые две кандидатуры самоустранились и явно не желали вступить в брак с моим братиком.

        Оля – это единственный правильный выбор для типичного (к сожалению, Лелик типичнейший представитель нынешних москвичей) мужчинки, имеющего в активе только московскую прописку, малооплачиваемую работу без перспектив и, главное, безо всякого желания эти перспективы заиметь, а также туманную возможность обогатиться отдельной квартирой в случае, если пережить всех остальных наследников. Москвички, как правило, достаточно избалованы, чтобы такого изначально не хотеть, ну, разве что, совсем от безысходности. Причем «осчастливив» такого вот мужчинку, обычная москвичка (к коим я и себя причисляю, чего уж), со временем начнет пилить мужа на предмет его несостоятельности и одновременно «качать права», ибо с детства усвоила, что права у супругов равные, поэтому готовить и мыть посуду надо либо по очереди, либо нанимать кого-то. В результате обе стороны будут несчастны – она будет считать, что он, скотина такая, не оправдал ее надежд (хотя какие уж тут надежды, видели глазоньки что ели, с чего бы случиться волшебной трансформации), а он будет искренне считать ее «обнаглевшей бабой», которая только и делает, что выносит ему его драгоценный мозг. Амбициозные провинциалки если и глянут на таких вот «женихов», то только с целью их временного использования в своих целях. Как серьезную кандидатуру даже рассматривать не будут. И она в этом правы – ничего хорошего из такого мезальянса не получится. То ли дело тихая и скромная Оля.

          Во-первых, Оля воспитывалась в традициях «исконных патриархальных ценностей», где муж – это царь и бог по определению. Выбрала – изволь с ним жить и не капризничать. Идеала нет, это миф, поэтому берем любого годного мужичонку и везем его на своем горбу вперед по жизни. Муж (независимо от того, какой материальный вклад вносит в семью) – хозяин и господин, домашней работой ему заниматься не пристало, а вот пить пиво – не вопрос. А жена – это такой вечный двигатель ячейки общества. И ребенка родить-воспитать, и на работу выйти, чтобы прокормить всех, и дома потом у плиты да за тряпкой, чтобы свекровь, у которой тараканы (в смысле микробы) осталась довольной.

          И знаете, что самое удивительное? Вот я таких (или похожих) поперла в свое время с криками о равноправии, инфантильности и безответственности, теперь сижу такая вот «королевишна», как в фильме «Хочу халву ем, хочу пряники». А Ольга – встала, всех накормила, сына в сад, сама на работу, с работы прибежала, в магазин зашла, еду приготовила, в квартире прибралась, с сыном позанималась. Кстати, подозреваю, что еще и мужа ублажила после всего этого (уж больно он доволен). Смотрю я на эту угнетенную женщину и иногда я подозреваю, что она счастлива. А что? Семья есть? Есть. Сын, муж, свекровь вполне себе доброжелательная теперь стала. И думаю, что и с кем не так?


Tags: мама, о жизни, просто треп о женском;
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments