Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

Первая женская победа (детские воспоминания)

С появлением в моей жизни Макса мы стали с его подачи практиковать семейные ужины. Раньше у нас такой традиции не было, каждый в семье питался, как придется, за исключением праздничных застолий. А вот сейчас мы втроем собираемся за столом на кухне и ведем всякие неспешные беседы. Даньке моему эта традиция очень нравится.

Вот и вчера уселись мы ужинать. Ну и зашел у нас разговор о детских и подростковых влюбленностях. И тут оба моих мужчины сошлись во мнении, что для них, представителей сильного пола, все это, мягко скажем, не интересно было в том возрасте. Макс вообще утверждал, что первый раз влюбился уже далеко за двадцать. А мой пятнадцатилетний сын радостно поддакивал и утверждал, что все эта история с девочками ему не интересна от слова совсем.


Я вот, к примеру, достаточно рано стала интересоваться мальчиками. А кокетничать, мне кажется, начала еще в детском саду. Правда, я не сильно представляла, что именно надо делать, и, главное, в чем смысл межполовых отношений, но чисто интуитивно выбирала правильную тактику.

Успехом у противоположного пола я пользовалась всегда. И дело тут вовсе не в выдающейся внешности. Хотя тут мне особо не на что жаловаться. Но, мне кажется, что я до стандартов признанных фотомоделей и актрис все же не дотягивала даже в лучшие свои годы.

Летом меня постоянно сплавляли в пионерлагеря. С дачей нам не свезло, а потому употреблять полезный во всех отношениях кислород чахлому московскому ребенку, то есть мне, полагалось в подмосковном детском воспитательном учреждении в компании таких же чахлых детишек. Пионерлагеря я любила. Без пафоса, конечно, но до того, чтобы считать это времяпрепровождение бедствием я была далека как чукотский оленевод от южного побережья Австралии.

Лагерь, куда меня обычно отсылали, принадлежал МГУ, где работала в то время моя маман, и все отдыхающие в нем дети, точнее, их родители, имели некоторое отношение к университету, а стало быть, являлись москвичами. Видимо из-за этой характерной особенности популярность юного одессита Андрюши, невесть как затесавшегося в ряды отпрысков сотрудников главного вуза страны, не имела границ. Одесса в сознании юных москвичек прочно ассоциировалась с морской романтикой, а морская романтика – это вам не просто так, а очень даже мощная приманка для девушек любого возраста. Справедливости ради надо добавить, что вышеупомянутый отрок обладал довольно-таки презентабельной внешностью. Оба эти достоинства в совокупности давали некий взрывоопасный коктейль, смертельный для девичей составляющей нашего сообщества, именуемого старшим отрядом.

Поголовье малолетних красоток тут же присвоило экзотическому мальчику Андрюше статус завидного жениха и стало вытанцовывать перед ним хороводы, с целью заиметь его в свое личное пользование на период смены. Я хороводы не водила. И вовсе не потому, что не желала обрести «мистера «Звездочка» 1986» и утереть нос всем остальным соискательницам. Очень даже желала. Вот только, есть у меня такая особенность, активные действия, сопутствующие процессу, вгоняют меня в тоску и скуку, а скука – это, в некотором роде, моя фобия. Да и с самооценкой у меня всегда было не очень. У Машеньки коса толщиной в кулак, у Анечки глаза голубые, как у немецкой куклы, а Оленька, та вообще к двенадцати годам умудрилась обзавестись таким бюстом, что вожатые по ночам грызли батареи от зависти. Куда мне супротив них?

Если Андрюша и был удивлен таким ажиотажем вокруг своей персоны, то скрывал он это с мастерством бывалого ловеласа. Первой осчастливилась Маша с косой. Дня три парочка томно шлялась за корпусом, держась за руки, сопровождаемая взглядами: завистливыми - подружек Маши, заинтересованными – дружков Андрюши, и настороженными – вожатых. Волновались вожатые зря, на четвертый день Маша рыдала в подушку, а Андрюша продолжил свои вечерние променады, но уже с голубоглазой Анечкой. Вожатые кинулись утешать покинутую Машеньку, а остальные переключили свою зависть на новую пассию Андрюши. Кадриль со сменой партнеров продолжилась. Андрюша буйной фантазией не отличался, оттого на третий день на традиционных прогулках Анечку сменила Оленька, а Оленьку по прошествии тех же трех дней (видать число три в Одессе было в почете) сменила ее подружка Юленька, которая выдающегося бюста, и вообще ничего особо выдающегося не имела, отчего общественность удивилась и стала делать ставки на следующую жертву. Разнообразие в этот монотонный танец внесла разве что преданная возлюбленным и подругой Оленька, которая, от такой несправедливости к себе и своему выдающемуся бюсту решила полетать из окна туалета. Окно выходило в тот самый садик, где предпочитал совершать свои моционы Андрюша и, видать, Оленьку вдохновила идея, что романтическое свидание вероломных возлюбленных будет несколько изгажено ее трупом, укоризненно пикирующим со второго этажа прямо под ноги парочке. Оленьку держали всем отрядом, оттого коварного суицида не случилось. Но благодаря этой пикантной подробности образ Андрюши обрел новые краски: несостоявшееся самоубийство добавило ему привлекательности, потому как «ловелас, из-за которого чуть не покончили с жизнью» с легкостью даст фору и обойдет на повороте «ловеласа обыкновенного».

И вот на пике свой популярности роковой Андрюша обратил свой благосклонный взор на меня. Бюст мой и сейчас только в прыжке и мечтах едва дотягивает до второго размера, а тогда и вовсе едва угадывался. Вместо кукольных голубых глаз у меня имелись вполне себе обычные, серо-зеленые, а коса проигрывала Машенькиной по всем параметрам. Но это не остановило зарвавшегося героя девичьих грез, и я получила записочку, где Андрюша, не особо заморачиваясь стилем, сообщал мне, что я ему нравлюсь и предлагал «встречаться», то бишь, сменить Юленьку и следующие три дня побыть объектом зависти женского пола.

Конечно, хотелось бы написать, что предложение оскорбило меня и мою гордость, и я в ответ написала ему отказ, чем отомстила за всех подруг. Но нет, отнюдь. И хотя отказ и был написан, но писали мы его вовсе не с моей оскорбленной гордостью. Моим соавтором была банальная трусость и, как пить дать, без лени здесь не обошлось. Прочитав Андрюшино послание я, поначалу, пришла в дикий восторг, так как в нашем отряде интерес неугомонного одессита уже стал неким знаком качества, а то, что мой номер был пятый, так это ничего. Я не люблю соревнования и не очень честолюбива, мне это фиолетово. Пятое место из пятнадцати - тоже результат, мы с моей гордостью не тщеславны. И, пока я демонстрировала корчащимся от зависти соседкам по комнате свой пропуск в число избранных и мысленно прикидывала, какую шмотку лучше напялить на себя завтра, дабы достойно дефилировать за ручку с Андрюшей под придирчивыми взглядами подружек, моя трусость очнулась, выползла на свет божий и вступила в ехидный диалог с моим пребывающим в эйфории мозгом.

«Ну, положим, завтра тебя выгуляют, и два последующих дня тоже, - злобно шипела моя трусость, для начала маскируясь под гордость и здравомыслие. – А вот на третий день переходящую записульку получит вот, к примеру, твоя подружка Танечка, неприязненно зыркающая на тебя со своей кровати. И что ты тогда, Женечка, будешь делать? Отправишься осваивать пилотирование своего тела из окна туалета?»

«Это вряд ли, - беспечно отвечали мы с мозгом, мысленно примеряя красную юбочку с оборками. – Что я, дура, что ли? И потом, хоть три дня, но мои. И кто это сказал, про три дня? Может, я подольше продержусь? И вообще, вдруг это судьба, и у нас впереди долгая и счастливая жизнь…»

Трусость зашлась лающим злорадным смехом, попутно демонстрируя мне Машенькину косу, Анечкины глаза и развитую грудь акселератки Оленьки.

Я впечатлилась, и моя эйфория пошла на убыль.

«А кто вообще тебе три дня обещал? Тебя-то он наверняка бросит на второй день, а то у него планы большие, такими темпами он всех девчонок в отряде к концу смены не осилит, так что ему надо ускоряться. И начнет он наверняка с тебя!»

Мое воображение, которое только что транслировало эпохальное завтрашнее свидание, на котором я блистаю в красной юбке, тут же предает меня, и начинает передавать сцены совсем другого свойства. Но мозг не сдается, и выдает следующие контраргументы:

«Может я, конечно и сиськами не вышла, и коса подкачала. Но зато у меня в отличие от них интеллект имеется. Умная я очень! По любому что-нибудь придумаю»

«Угу, конечно, придумать-то ты придумаешь, - не унимается Трусость. – А кто это все будет исполнять?»

«Уж точно не я» - вылезает из подполья Лень.

Воображение уже разошлось вовсю. Я вижу себя рыдающей над своей несчастной долей очередной жертвы. А необходимость напрягаться, чтобы этой доли избежать, повергает меня в такое уныние, что злобный ответ из серии «не желаю быть очередной дурой, ищи другую» пишется так стремительно, что подружки не успевают сказать «Мама». Заслав одну из подруг с запиской в стан врага, я ложусь спать с осознанием выполненного долга, и хотя некоторые сожаления по поводу не случившегося романа и закрадываются в мои безмятежные сны, но в целом я вполне собой довольна.

Сейчас, имея уже опыт общения с противоположным полом, я понимаю, что совершила очень умный и правильный поступок. И мне бы очень хотелось написать, что это было продуманное решение. Но, увы и ах, никакой продуманности не было, а уж эффекта, который не замедлил себя явить, я ждала меньше всего.

Весь остаток смены отвергнутый герой-любовник таскался за мной аки голодная бездомная собачонка за продавцом сосисок. Вид страдальца был столь скорбен и жалостлив, что весь коллектив пионерлагеря, начиная с брошенных Анечки, Машеньки и Оленьки и заканчивая сердобольным персоналом местной столовой, умолял меня сменить гнев на милость и ответить на ухаживания несчастного. К мольбам я оставалась глуха, потому что при виде бывшего рокового соблазнителя, меня посещала настолько сильная тяга к перемене мест, что бедолаге приходилось довольствоваться зрелищем моей удаляющейся со скоростью электрички «Москва-Звенигород» спины, гораздо чаще, чем лицезреть мои прелести «анфас».

С чего вдруг приятный во всех отношениях мальчик, который очень мне, к слову сказать, нравился, стал вызывать во мне такое отвращение, лишь только решил, что безумно в меня влюблен, я тогда не понимала. Склонность к постоянному самоанализу открылась во мне позже, и сейчас нет для меня круче удовольствия, чем покопаться в собственном прошлом, как патологоанатом, извлекая на свет божий всяческие факты и подвергая их детальному изучению. А в те нежно-розовые времена самокопание мне было неведомо, я списала эту историю на некое странное стечение обстоятельств, и знать не знала, что поступала в полном соответствии с классической схемой соблазнения, растиражированную ныне во всех глянцевых журналах.

А что вы думаете о детских влюбленностях? И какая была ваша первая победа в этой извечной борьбе полов?))

Tags: Макс, ностальгия, о жизни, о личном, приключения, сын
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments