Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

За что меня исключили из старост (почти покаяние)

Как я уже писала вчера, должность старосты была мне, мягко скажем, не мила. Чуть что, так «А кто у нас староста?», да и перетаскивание журнала как-то не сильно радовало меня, потому как размера он был большого и никак не лез в мою любимую сумку.

Но, если уж начистоту, то идея, которая избавила меня раз и навсегда от этой должности, изначально задумывалась вовсе не для этого. Мое позорное исключение из старост было все-таки неожиданным, но очень приятным бонусом.

А главной целью являлась месть. Я, как истинный скорпион, натура крайне мстительная. Чем конкретно в тот день мне не угодила классная я уж, признаться, и не упомню за давностью лет, но, вероятно, это было последней каплей.

Во время перемены мы сидели на подоконнике втроем, я, моя подруга Наташка и журнал в мерзкой коричневой дерматиновой обложке. Этот замучивший меня предмет не влезал в мою недавно купленную в «Балатоне» замечательную сумку, и мне постоянно приходилось таскать его в руках по кабинетам, и от этого жизнь виделась совсем уже несправедливой.

- Это ж никакой справедливости в жизни, - жаловалась я Наташке, пытаясь пристроить ненавистный журнал на коленях, чтобы он не падал. – Ненавижу Александру! Вот чего она ко мне цепляется?

Наташа молчала, потому что вопрос был явно риторическим, журнал никак не желал располагаться на коленях и норовил грохнуться на пол.

- Она у меня попляшет! – распалялась я.

- Жень, ну сама подумай, что мы ей сделаем? – вздохнула Наташа.

На самом деле, насолить Александре мы пытались давно. Но то были какие-то детские забавы, гордиться даже нечем. Ну, как-то под покровом ночи вооружившись ножницами устроили аллес капут ее настурциям и бегониям на балконе (к несчастью бедных растений, Александра жила на первом этаже), ну звонок один раз сломали, подрезав теми же ножницами электрический провод. Я даже как-то написала злую сатирическую поэму, которая, увы, не сохранилась для истории. Поэма начиналась словами «Вот стоит у доски наша классная» и содержала в себе много добрых и ласковых слов. Произведение имело некоторый успех среди учеников нашей школы, я перепечатывала ее на маминой печатной машинке под копирку несколько раз, и мы даже подбросили один экземпляр Александре в почтовый ящик, снабдив надписью «От доброжелателей». Но должного резонанса поэма не вызвала. А мне хотелось крови и каких-то серьезных доказательств страданий Александры.

- Указывает она мне, с кем сидеть! Тоже мне, нашлась тут, - продолжала бурчать я. – И еще всякой хренью заставляет заниматься, оценки после уроков в дневники всем проставлять, журнал этот дурацкий таскать за собой.

Журнал, вероятно прочувствовав, что его обозвали, обиделся и таки свалился на пол. Я уставилась на него, и вот тут меня озарило:

- А вот как ты думаешь, что будет, если журнал пропадет? – спросила я подругу.

- Скандал, наверное, - Наташа пожала плечами.

- Ну, это понятно. А дальше что?

- А что дальше?

- А дальше, дорогая моя подруга, журнал придется восстанавливать. И кто, как ты думаешь, будет это делать?

- Классная руководительница, ясен пень!

- А вот как считаешь, понравится Александре, если она вместо того, чтобы отдыхать на новогодних каникулах, будет восстанавливать классный журнал. Из дневников оценочки обратно переставлять! Вот развлечется, наверное! Сразу поймет, и все наши мучения прочувствует!

Видение Александры, которая под новогодней елкой падая от усталости и зарывшись в гору наших дневников и записей учителей, восстанавливает картину успеваемости нашего класса за полгода, было столь прекрасным, что участь журнала была немедленно решена.

Стырить журнал было легче легкого. То, что справедливость на нашей стороне стало понятно на следующем уроке. Он был последним в тот день, и учительница на урок не пришла. Класс прождал ее в классе минут пятнадцать, после чего свалил с воплями радости по домам, а я подцепила журнал, запихала его в Наташкину сумку (она была побольше) и радостно продефилировала по коридорам завершать свое гнусное дело.

Все наши гнусные дела мы совершали на лестнице на шестнадцатом этаже в первом подъезде моего дома. Не спрашивайте почему, так уж повелось. Там мы курили, иногда употребляли редкое тогда еще в нашем рационе спиртное, и вели задушевные заговоры, в смысле строили коварные планы. Логично, что чинить расправу над безвинным документом мы с Наташей пришли именно туда. Перекурив для вдохновения и вытащив жертву на свет божий, мы прочли над ним эпитафию и преступили непосредственно к экзекуции.

Скажу я вам, дельце оказалось не из простых. Даже с бумажной частью пришлось повозиться, чтобы изодрать ее в клочья. Дерматиновая же составляющая рваться не желала. К счастью у нас нашлось лезвие, завалявшееся у кого-то в пенале, и им, практически рискуя своими пальцами, мы и довершили акт уничтожения. После чего все останки были преданы земле посредством мусоропровода.

Как легко догадаться, пропажа была вскоре замечена, и резонанс был огромен. Пропажа журнала накануне Нового года это вам не фунт изюму и за такие дела никого не премируют.

Я хлопала самыми невинными глазами на свете и клялась, что последний раз видела журнал на столе у исторички. Поскольку мои оценки всегда были прекрасны, заподозрить меня в краже никому и в голову не приходило. Подозревали двоечников, но естественно, никаких доказательств ни у кого не было.

Особенно мне запомнилось экстренное собрание класса. Выступала завуч. Я стояла у доски, потупившись и скорбно внимала. Завуч долго бушевала, грозилась найти таинственного вредителя и обрушить на него все известные и не очень кары.

Особенно мне запомнилась ее последняя пафосная фраза, призванная полностью деморализовать виновника или, наоборот, попытаться воззвать к его лучшим чувствам.

- Вы же понимаете, - хорошо поставленным учительским голосом вещала завуч, – что мы теперь вынуждены будем исключить Евгению из старост? И хотя мы и понимаем, что ее вины тут нет, но пусть истинный виновник почувствует стыд за то, что страдает его невиновная одноклассница.

Еще ниже опустив голову (чтобы с одной стороны показать всю глубину моих «страданий», а с другой скрыть глупое хихиканье), я изо всех силу изображала невинность. И даже попыталась почувствовать стыд сама перед собой. Тщетно, моя радость от того, что я одним махом насолила ненавистной Александре и соскочила с не менее ненавистной должности, была так сильна, что удерживать скорбное лицо удавалось с большим трудом.

Месть моя удалась. Классная провела новогодние каникулы, восстанавливая потерянные данные.

Не могу сказать, что я горжусь этим своим поступком. Наверное, это было жестоко с моей стороны. Но, из песни слов не выкинешь. Что сделано, то сделано.

Колитесь теперь, совершали ли вы в школе что-нибудь этакое, из ряда вон выходящее, за что вам иногда хоть капельку, но стыдно?


Tags: веселые 90-е, друзья, ностальгия, о жизни, приключения, шутка юмора
Subscribe
promo evaevg июль 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments