Евгения (evaevg) wrote,
Евгения
evaevg

Categories:

О женской слабости, рыцарях, драконах и прочих сказочных вещах

В результате наших с Зиминой последних дебатов про козлов и тонкостях козловодства (я о мужчинах, если что, от реального животноводства мы, увы, далеки), я получила несколько неожиданный совет. Суть совета сводилась к следующему: «Хрен кто о тебе будет заботиться, пока ты делаешь все сама, гордо и молча». Неожиданность его состояла в том, что я себе плохо представляю проблему, которую Зимина не могла бы решить своими силами. Все, что он не сможет сама, сделают профессионалы, нанятые на заработанные ею (опять же, совершенно самостоятельно) деньги. И вообще, самостоятельность – второе имя Зиминой. Даже ее мама любит говорить, что Женя воспитала себя сама, потому что с тех пор, как она сделала свои первые шаги, с десяти месяцев (а именно тогда по семейным преданиям, Зимина пошла самостоятельно) она всегда сама знала, что ей нужно от жизни, и плевать хотела на все остальное. Переубедить ее было невозможно, а потому никто к ней особо и не лез, себе дороже.

И вот эта сильная женщина, которая всего в жизни добилась сама, начинает мне на полном серьезе предлагать разыграть некую болезнь, мешающую мне передвигаться или еще какую напасть, чтобы пробудить в своем мужчине желание заботиться и защищать.

Нет, сама по себе тактика давно известна и обмусолена со всех сторон различными женскими журналами. И вроде как, все очень просто, на первый-то взгляд. Кроме одного милого нюанса. Чтобы о тебе заботились, надо быть беспомощной. Для того чтобы тебя спасали, нужно уметь «пропадать». И если нет в тебе этой самой слабости, никто тебя спасать не будет. Ни принц, ни рыцарь в блестящих доспехах, ни твой любимый мужчина.

В отличие от Зиминой, я никогда сильной женщиной не была и под нее не косила. Нет у меня ни желания руководить (мужчинами в том числе), ни желания и сил останавливать коней и бегать по горящим избам. И вообще, первая реакция на какую-нибудь жизненную трудность – рвануть к подруге и поплакать у нее на плече. Но именно поплакать. После чего (поныв и пожалившись вволю) пойти устранять эту самую проблему. Самой. Так уж получилось в моей жизни, что ежели Зимина свою самостоятельность выбрала сама еще во младенчестве, то мне ее вручили по факту, особо не спрашивая, нужна ли она мне в этой жизни. Хочешь жить, научись преодолевать все трудности сама. Рыцарь не припрется убивать дракона, арабский шейх не примчится оплачивать за тебя кредиты, добрая фея не одарит тебя платьем к ближайшему корпортиву. Увы, мы не в сказке. Это жизнь, детка.

И разницы в этом смысле между мной и Зиминой практически нет. Мы не умеем быть слабыми. Хотим мы этого или нет, мы приучены к тому, что каждый должен надеяться на себя. Вот и надеемся. И к чему это приводит? А вот к чему. Мы перестали уметь быть слабыми. Чисто по-женски.

Ах, как я завидую таким милым женщинам-принцесскам, этаким вечным девочкам, которые при любой жизненной пичальке начинают хлопать длинными ресницами, умильно смотреть влажными от набежавших слез глазами и лопотать что-то из серии: «Ой, а что же теперь делать?». Знаете, почему? Да потому что во-первых, тут же из параллельной сказочной реальности материализуется принц али рыцарь и поскачет защищать свою возлюбленную, а, во-вторых, если по каким-то причинам рыцаря под рукой не окажется, принцесска плюнет, засучит рукава и пойдет и замочит того самого пресловутого дракона не хуже тренированного турнирами рыцаря. Но при условии, что никто этого эпохального боя не увидит. Ибо при свидетелях принцессы драконов не мочат, не ихнее это дело.

И таких принцессок нельзя сыграть, если ты не гениальная актриса. Гениальная и как минимум народная, заслуженная уже не потянет. Вы думаете, Зимина может разыгрывать таких принцессок, раз такие советы раздает? Ага, конечно.

Зимина в роли принцессы может продержаться секунд тридцать, а этого времени, увы, на трансформацию козла-обыкновенного в рыцаря, как правило, не хватает. Или хватает, но только, ежели козел пребывает в состоянии безумной влюбленности. А эта стадия, к сожалению, долго не длится.

Вот, к примеру, поселился у Зиминой под окнами злобный и страшный дракон. Огнем пышет, миазмы источает, орет дурниной и всячески мешает течению спокойной и счастливой жизни.

- Милый, - хлопает ресницами Зимина в лучших традициях принцессок. - Там у нас дракон завелся. Страаашный, противный. Очень уж я его боюсь!

- Да ладно тебе, дорогая, - пытается отмазаться недорыцарь. – Не такой уж он и страшный. И запах вполне терпим, да и огонь до нашего этажа почти не достает. И вообще, сегодня футбол, так что давай я дракона завтра замочу, или на следующей неделе.

И вот тут бы дожать обнаглевшего мужчину слезой и обмороком, но, увы, не приучена Зимина. Не ее это амплуа, в обморок от каждого завалящего дракона падать. А потому слезы из глаз пропадают, образуется стальной взгляд, руки становятся в позицию «а мне все равно на какой стороне у тебя тюбетейка» и понеслось:

- Значит так, любимый! Или ты сейчас выключаешь телевизор и идешь пиздить дракона немедленно, либо я тебе придаю надлежащее ускорение, и катись куда хочешь, или в пасть к дракону, или на все четыре стороны, по твоему выбору. И пока дракон сидит под моими окнами, воняет и огнем плюется, можешь дорогу к моему замку забыть. И учти, через три дня я найду или другого претендента на должность истребителя драконов и моего возлюбленного по совместительству, или зафигачу рептилию своими силами. Но после этого, если не хочешь разделить судьбу чудовища, можешь обратно не являться.

Понятное дело, что мужчина от такой перспективы вмиг и в принца трансформируется и дракона замочит (не, в особо клинических случаях, он может и сбежать, но туда ему и дорога). Вот только той самой «женской слабости» в этом ни на грош.

Я в этом смысле еще более безнадежна, чем Зимина. Принцесску тоже могу представлять не более тридцати секунд, актерское мастерство у меня хромает. Но после тирады мужчины о том, что дракон вполне себе милое и даже где-то домашнее животное, и вообще, футбол, террористы и экономический кризис по значимости намного превышают потребность избавиться от ящера, так что, как только в мире все утрясется, то сразу и дракон будет повержен, я поведу себя совсем по-другому.

«И вправду, - подумаю я, задумчиво глядя в окно на беснующуюся рептилию. – Вполне себе приличный дракон. А если на окошечки жалюзи опустить, освежителем воздуха побрызгать и телевизор погромче сделать, то можно и так жить. Очень даже счастливо. А там, может, и чемпионат Европы закончится или мировой терроризм победят. Ну, или дракон сам по себе опочит в бозе, они ведь тоже не вечны».

Нет, если шторки, освежители и музыкальный фон не спасут, и дракон меня реально достанет, я, конечно, для начала пойду к Зиминой, раздавлю с ней бутылочку, пожалюсь на драконов, мировой терроризм и прочих козлов. Повздыхаю немного. Да и замочу гада самостоятельно. А что делать? Мне проще с драконом помучиться, чем плакаться своему мужчине или (что еще хуже) давить на него.

А вы как поступаете с драконами? И какую тактику считаете правильной?

Tags: Зимина, о жизни, о личном, шутка юмора
Subscribe
promo evaevg july 13, 16:01 78
Buy for 100 tokens
Ну что, сегодня нам в марафоне повелели отдавать долги, в которых мы вчера признались, а потому деваться некуда, придется мне-таки организовывать сообщество. Честно говоря, идея сыровата, я не совсем себе это представляю, но дорогу осилит идущий, а потому поехали. И да, мне очень нужна будет ваша…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments